Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Надо работать сегодня и смотреть вперед»

[15.12.2021 / 09:45]

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова египетскому телеканалу «ТеН ТВ».

 

Вопрос: Как Вы оцениваете российско-арабские отношения? В чем разница между их нынешним состоянием и ситуацией во времена Советского Союза?

 

Сергей Лавров: Нынешнее состояние характеризуется тем, что у России взаимоуважительные, поступательно развивающиеся отношения со всеми без исключения арабскими государствами. Во времена СССР у нас не со всеми были дипломатические отношения, несмотря на то, что Саудовскую Аравию Советская Россия признала первой из всех остальных государств. Сейчас все наслоения прошлого, идеологические предрассудки преодолены. У нас налажены тесные экономические связи, быстро развивается инвестиционное сотрудничество, гуманитарные, образовательные связи. Упомяну контакты российских мусульман, регулярно пользующихся гостеприимством Саудовской Аравии в связи с поездками для участия в хадже. Тесно взаимодействуем на международной арене.

Хочу особо выделить перспективы рассмотрения дополнительных мер по развитию инвестиционного сотрудничества. Уже несколько лет работает основанный по инициативе Президента России В.В.Путина Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Он создал совместные платформы с рядом арабских стран (прежде всего стран Залива) и реализует масштабные проекты в энергетике, авиастроении, освоении космоса и других высокотехнологичных областях. В ближайшее время в Египте начинается строительство по российской технологии первой в Африке атомной электростанции «Эль-Дабаа». ОАЭ бурно наращивает свои торгово-экономические, инвестиционные связи с Российской Федерацией. Товарооборот растет рекордными темпами. Саудовская Аравия, Алжир являются примерами наших ведущих партнеров в арабском мире и на Севере Африки.

 

- Это интервью проходит на фоне мероприятий Года перекрёстного гуманитарного сотрудничества России и Египта, объявленного в ходе встречи Президента России В.В.Путина и Президента Египта А.Фаттаха ас-Сиси в Сочи в 2018 г. Что объединяет Каир и Москву в свете нынешних изменений в мире?

 

Сергей Лавров: Действительно, проведение Года перекрёстного гуманитарного сотрудничества России и Египта было согласовано президентами России и Египта уже более двух лет назад. Он планировался на 2020 г., но из-за пандемии было решено перенести его на текущий. Официальное открытие состоялось в июне с.г. в Каире. Предусмотрено более ста различных мероприятий на территории двух стран в сферах культуры, науки, образования, спорта, туризма и других гуманитарных контактов. Половина российского правительства – министерства, занимающиеся этими направлениями сотрудничества, так или иначе вовлечены в проведение этих мероприятий. Целый ряд запланированных уже состоялся. Они привлекают большое внимание со стороны россиян и граждан АРЕ.

У наших стран добрые, давние отношения, которые начались еще в годы, когда Ближний Восток, Северная Африка отстаивали свою самостоятельность, право на выбор собственного пути развития. Эти отношения переживали разные периоды, но сейчас они вышли на уровень, подобного которому еще не было в нашей истории.

 

- Вы отметили активное развитие экономических отношений, сотрудничества по строительству атомной электростанции «Эль-Дабаа», а также создание российской промышленной зоны в экономической зоне Суэцкого канала. Наблюдается возвращение многих российских туристов в Хургаду, Шарм-эш-Шейх и на другие курорты. Стало ли торгово-экономическое сотрудничество главной движущей силой российско-египетских отношений?

 

Сергей Лавров: Да, через крупные проекты. Вы упомянули российскую промышленную зону. У неё огромный потенциал. Она только запускается, а уже «стоит очередь» из российских компаний, желающих участвовать в ней, создавать свое производство. Это не только принципиально важно для египетского рынка. Данная программа создана с прицелом на региональное измерение. Думаю, что она будет способствовать не только развитию российско-египетского двустороннего партнёрства, но и придаст мощный импульс экономическому росту самой Республики.

 

- Страны арабского мира озабочены рядом проблем и кризисов. Хотелось бы донести до них позицию России по этим вопросам. Начнем с Ливии. Следите ли Вы за ходом подготовки к президентским выборам в этой стране, и какова ваша цель?

 

Сергей Лавров: Россия уже многие годы вносит свой вклад в международные усилия по содействию ливийскому урегулированию. С тех пор как в декабре 2015 г. были одобрены Схиратские соглашения, наша страна участвует в различных международных форматах. Их было немало: конференции в Париже, в Палермо, в Берлине. В ходе этих мероприятий сформировались общие принципы, которые никак не удавалось воплотить в жизнь, в практические дела.

В ноябре 2020 г., благодаря усилиям координаторов из ООН, ливийские стороны смогли договориться о восстановлении своего государства через налаживание механизмов подготовки к выборам. Были созданы переходные структуры. Руководитель переходного правительства А.Дбейба посетил Российскую Федерацию. Мы на предыдущем этапе принимали у себя встречу ливийских сторон, где также участвовали друзья из Египта. Они помогали нам и Турецкой Республике «свести» за одним столом представителей Запада и Востока Ливии.

Все эти усилия, в которых есть вклад Российской Федерации, позволили запустить всеми признаваемый процесс, предусматривающий проведение всеобщих президентских и парламентских выборов. Была назначена дата – 24 декабря. Надеюсь, она будет выдержана. Приоритетом для нас является не формальное соблюдение какого-то срока, а содержательное обеспечение выборов таким образом, чтобы в них могли принять участие представители всех ведущих политических сил и результаты ими же всеми признавались. Скажу честно и открыто, что с этой точки зрения, даже если будет небольшая задержка или перенос сроков, не вижу в этом большой беды. Главное, чтобы все «шероховатости», которые сейчас проявляются в рамках подготовки к выборам, были устранены. Имею в виду инклюзивность участников этого процесса и списка кандидатов. Были попытки избирательных органов Ливии не допускать кого-то к выборам, потом эти решения пересматривались. Надеюсь, что будут допущены все.

 

- У Вас есть определенная позиция по отношению к кому-либо из кандидатов? Кандидатура С. аль-Ислам Каддафи, сына покойного ливийского лидера М.Каддафи, явно не устраивает США.

 

Сергей Лавров: Не могу говорить за ливийский народ. США тем более не имеют права это делать: они участвовали в разрушении ливийского государства в 2011 г. Как говорил тогдашний Президент Б.Обама, США пытались лидировать «из-за спины». «Вперед» выпустили такие страны как Франция. У нее, как выясняется, в то время были личные счеты с М.Каддафи. Не стал бы брать на себя смелость и настоятельно не рекомендую американцам и европейцам пытаться опять вершить судьбы другого народа, тем более ливийского. Пускай решают сами ливийцы.

Знаем, что у С. аль-Ислам Каддафи и в целом у клана Каддафи достаточно много сторонников, как и у маршала Х.Хафтара, А.Салеха, А.Дбейбы и других участников президентской гонки. Будем выступать за то, чтобы сами ливийцы обеспечили прозрачность, чистоту избирательных процессов и нашли в себе мужество признать результат выбора своего народа.

 

- Правильно ли я понимаю, что Вы считаете Запад причиной разрушения Ливии в 2011 г. и страданий ливийцев на протяжении последних десяти лет?

 

Сергей Лавров: Этот факт невозможно отрицать. Более того, все признают и другую, более масштабную реальность – после того как Запад разбомбил ливийскую государственность, на месте этой страны появилась «черная дыра». Через неё бандиты и экстремисты, которых Запад вооружал против М.Каддафи, пошли на юг. Именно это стало главной причиной кризиса, многие годы наблюдаемого в Сахаро-Сахельском регионе. Сейчас эта зона одна из наиболее опасных с точки зрения распространения экстремистской идеологии и физического присутствия там различных ответвлений «Аль-Каиды» и ИГИЛ. На север через Ливию «потекли» потоки беженцев, от которых Европа страдает и пытается отгородиться. Надо отвечать за свои поступки.

 

- Угроза терроризма представляет собой серьезный вызов для стран Сахаро-Сахельского региона. Россия предпринимает усилия по оказанию помощи этим странам?

 

Сергей Лавров: 11 ноября с.г. у меня состоялись переговоры с Министром иностранных дел Мали А.Диопом, 7 декабря с.г. – с Министром иностранных дел Федеративной Республики Чад М.Шерифом. Мы в тесном контакте с руководством ЦАР. Всех их объединяет стремление мобилизовать силы для борьбы с терроризмом. В этих странах в той или иной степени присутствуют филиалы «Аль-Каиды», ИГИЛ или «Боко Харам». Всё это уже «перетекает» на побережье Гвинейского залива, вокруг озера Чад начинают накапливаться группы бандитов. Они совершают набеги из своих лагерей, терроризируют мирных жителей, нещадно эксплуатируют природные ресурсы африканских стран. Мало кто с ними может что-то сделать.

Оказываем содействие Сахаро-Сахельской «пятерке». Сейчас они формируют совместные силы, которые еще в стадии становления. По двусторонней линии поставляем странам этого региона необходимые  вооружения, позволяющие укреплять их способность искоренять террористическую угрозу. Регулярно тренируем военнослужащих этих стран в Российской Федерации, в учебных заведениях нашего Министерства обороны, готовим миротворцев и сотрудников правоохранительных органов. В настоящее время в Совете Безопасности ООН обсуждается вопрос о том, чтобы Организация приняла участие в материальной поддержке совместных сил Сахаро-Сахельской «пятерки». Существуют факты, что наши западные коллеги проявляют не очень большой энтузиазм на этот счет. Россия готова сделать конкретный шаг, чтобы ООН осознала необходимость более активно и предметно поддерживать работу «пятерки» на этом направлении.

 

- В заявлениях командования вооруженных сил США постоянно звучит предупреждение о недопустимости любого военного присутствия России в африканских странах? Как Вы оцениваете эти высказывания?

 

Сергей Лавров: Это имперское мышление, отсутствие какого-либо уважения к другим странам характерно для США и того, как они действуют в мире не только по отношению к России, Китаю и другим государствам, которых они называют своими соперниками и противниками. Они так же обращаются и общаются со своими союзниками. Как решался вопрос продажи атомных подводных лодок Австралии? Решили и сделали.

Что касается их претензий на единоличное управление целыми континентами, думаю, что страны региона, Африки, Ближнего Востока достаточно зрелые государственные образования, имеющие большой исторический опыт, чтобы понимать всю бессмысленность подобного рода заявлений.

Не только американские военные заявляли о недопустимости российского и китайского присутствия в Африке. Например, М.Помпео, который был моим коллегой, в его бытность государственным секретарем США, путешествовал (незадолго до завершения срока Администрации Д.Трампа) по нескольким африканским странам и везде публично призывал их не торговать ни с Россией, ни с Китаем, потому что, мол, мы торгуем ради того, чтобы всех «колонизировать». Американцы же делают это только ради укрепления демократии. Конечно, анекдотичность и бессмысленность подобного рода заявлений для всех очевидна.

Подобные чувства собственного превосходства над всеми другими испытывают не только американцы, но и наши европейские коллеги. Франция при каждом возможном случае заявляет, что Россия «не смеет» оказывать содействие в виде военной помощи такой стране как Мали. Хотя руководство Мали всё достаточно подробно официально объяснило. Премьер-министр выступал на Генеральной Ассамблее ООН, выразил озабоченность, что перед лицом не уменьшающейся, а нарастающей террористической угрозы французское руководство решило сократить операцию «Бархан». В частности, на севере страны, где наиболее серьезная ситуация, две базы уже были закрыты, а третья закрывается до конца года. Конечно же, в такой ситуации власти Мали должны искать компенсацию этому шагу Франции. Не так давно общались вместе с Министром обороны России С.К.Шойгу с нашими французскими коллегами в Париже в формате «2+2». Призвали их к тому, чтобы в борьбе с терроризмом были исключены двойные стандарты. Если мы все хотим помогать Африке, нужно делать это путем сложения наших усилий, а не путем попыток «огородить» свою зону ответственности, «пометить» соответствующую территорию, а всех остальных туда не пускать. Это мышление позапрошлого века, даже не прошлого.

 

- Вы поддерживаете хорошие отношения с Марокко и с Алжиром. Как это способствует разрешению кризиса в Западной Сахаре?

 

Сергей Лавров: Кризис в Западной Сахаре должен решаться, как и любой другой кризис, на основе выполнения резолюций Совета Безопасности ООН: будь то Западная Сахара, палестино-израильское или сирийское урегулирование. Везде есть резолюции, одобренные консенсусом, закладывающие международно-правовые основы для решения той или иной проблемы. В случае с Западной Сахарой резолюции предполагают прямой диалог между Марокко и ПОЛИСАРИО. Его нужно как можно скорее возобновить. Эти переговоры должны начаться и способствовать выработке компромиссных развязок, которые будут отвечать интересам обеих сторон. Нестабильность в регионе Северной Африки и Сахаро-Сахельской зоне сказывается на общей ситуации и отсутствии прогресса в западносахарском урегулировании. Это не добавляет позитива. Считаем, что на фоне происходящего в Сахаро-Сахельском регионе, стороны – Марокко и ПОЛИСАРИО – должны наоборот предпринимать более активные усилия, чтобы на этом направлении появилась надежда.

Если оставлять ситуацию как она есть сейчас, то террористы могут попытаться воспользоваться отчаянным положением западносахарского населения для того, чтобы и туда распространить свои «щупальцы». Знаем, что на этот счет уже подумывают различные экстремисты, включая боевиков «Аль-Каиды», исламского Магриба, ИГИЛ. У них достаточно обширные планы. Мы несколько встревожились: не только не возобновляются прямые переговоры между Марокко и ПОЛИСАРИО, а в ноябре прошлого года и те, и другие вышли из режима прекращения огня. Он сохранялся практически 30 лет.

Налицо угроза эскалации конфронтации в этой части Африки. Убеждены, что необходимо, чтобы все влиятельные страны призвали все стороны к сдержанности и настаивали на политико-дипломатических методах урегулирования. На этом фоне выступаем против односторонних шагов, как делаем это и в палестино-израильском урегулировании. В любом конфликте односторонние шаги, не предусмотренные базовыми договоренностями, сильно вредят делу, создают никому не нужные дополнительные риски. Год назад США признали суверенитет Марокко над всей Западной Сахарой. Это не помогает делу и напрямую противоречит, подрывает общепризнанные принципы западносахарского урегулирования, в соответствии с которыми окончательный статус этой территории может быть определен только через референдум. Надеемся, что не произойдет больше таких резких движений, и все будут использовать свои возможности не для поддержки одной из сторон против другой, а для побуждения сесть за стол переговоров.

 

- В октябре с.г. премьер-министр Израиля приезжал в Москву, а затем лидер Палестины тоже посетил российскую столицу. Отражает ли всё это стремление России найти новое решение проблемы?

 

Сергей Лавров: Здесь не может быть никаких новых решений, кроме возобновления прямых переговоров на основе международно-правовой базы, одобренной Генеральной Ассамблеей, Советом Безопасности ООН, которая никем не подвергается сомнению: это двухгосударственное решение с обеспечением договоренностей по всем вопросам окончательного статуса.

Мы не можем поддержать односторонние шаги, прежде всего это касается продолжающихся действий Израиля по расширению поселенческой активности, которую никто не одобряет. С осуждением этой практики выступали представители ООН, Евросоюза, США и России. Это как раз состав «квартета» международных посредников, который мог бы (мы в этом заинтересованы) более активно стремиться к тому, чтобы стороны возобновили прямые переговоры. Односторонние шаги наблюдаются и в виде попыток изменить исторический статус комплекса мечети «Аль-Акса», проявляются в экспроприации в силовой форме земель и палестинских домов, которые даже сносят. От всего этого необходимо срочно отказаться. Мы настаиваем на созыве «квартета». Он уже встречался на уровне экспертов. Убеждены, что серьезность ситуации диктует необходимость министерского заседания. Работаем с нашими коллегами на эту тему. Пока в Вашингтоне предпочитают действовать другими методами и не выносить эту тему на министерский уровень, хотя США свою двустороннюю дипломатию с палестинцами и израильтянами продолжают. Если бы они гарантировали успех, думаю, все были бы только рады. Пока видим, что коллективные усилия абсолютно востребованы и их недостаточно.

 

- Вы недавно встречались с М.Дахланом, лидером реформаторского течения в движении ФАТХ, а с М.Аббасом в Москве. Является ли это частью российских усилий  по достижению палестинского примирения?

 

Сергей Лавров: М.Аббас – президент Палестины, М.Дахлан – видный политический деятель. Дело не только в них. Необходимо восстановить палестинское единство с участием всех без исключения местных группировок. Их примерно 12-13. Несколько раз приглашали всех их в Россию. Они принимали наше приглашение. Каждый раз стремились выработать какую-то общую позицию, но у них не до конца это получалось.

Убежден, что восстановление палестинского единства имеет ключевое значение как минимум по двум причинам. Во-первых, если говорить о существе палестино-израильского урегулирования, то палестинцы, восстановив единство собственных рядов, усилят свои позиции на переговорах. Они дезавуируют заявления, которые иногда звучат от некоторых политиков в Израиле: «С кем там разговаривать? Они там никого не представляют. У них всё «разбито»: Рамалла, Газа и т.д». Вот эти «предлоги» для «увиливания» от переговоров легко убрать.

Во-вторых, восстановление палестинского единства зависит только от палестинцев. Здесь ни Израиль, ни какие-то западные партнеры, ни кто-то другой не могут помешать договориться. Есть вопрос, касающийся позиции арабских стран, поддерживающих палестинцев. Иногда они это делают по-разному. Противоречия внутри арабского мира, я бы, конечно, отложил в сторону. Палестинский народ уже столько выстрадал, что нельзя продолжать ситуацию, которая по сути дела ведет к созданию «на земле» фактов, предотвращающих возможность создания палестинского жизнеспособного государства. Конечно, это должно быть в интересах всех арабских государств. Активно поддерживаем стремление Египта, который помогает такое единство восстановить. Хотим, чтобы и другие арабские страны присоединились к этим усилиям.

 

- Арабский мир уже переживал трудности «холодной войны». Хочу Вас спросить: «холодная война» вернулась снова?

 

Сергей Лавров: Это такой вопрос, на который можно отвечать бесконечно. Предпочитаю короткий ответ. Конечно, это не та «холодная война», к которой мы все привыкли. «Та» развивалась в стабильном, пусть и в негативно стабильном, мироустройстве, когда не две державы, а две социально-экономические системы – капитализм и социализм – противостояли друг другу. Каждая из них контролировала огромные территории. Говоря образно, то по «половине» земного шара, если учесть то влияние, которое Советский Союз имел в процессе деколонизации, и в том числе в Африке. Сейчас ситуация другая – игроков гораздо больше.

Новый канцлер Германии О.Шольц, выступая по случаю объявления состава правительства, сказал, что в этом мире не две державы будут все определять, а несколько крупных держав. По сути дела – это признание многосторонности, которая также имеет две стороны. Одна сторона – это то, что сейчас многие критики полицентричного мироустройства используют в своих аргументах: многосторонность равносильна хаосу. Каждый будет за себя. Больших игроков становится больше. Они будут «толкаться локтями», им будет тесно, и мир станет более хаотичным.

Наша позиция заключается в том, что многосторонность – это объективная реальность. «Восхождение» Китая в качестве ведущей экономики мира уже не за горами. Индия бурно развивается. Азиатско-Тихоокеанский регион становится локомотивом развития, сменив в этом качестве Евроатлантический регион. Латинская Америка хочет определять свою идентичность. Недавние инициативы президента Мексики на это указывают. В Африке растет самосознание, стремление свою самобытность побольше «оттенять» в контактах с внешним миром, заинтересованном в несметных природных богатствах африканского континента. Задача не в том, чтобы в этой высококонкурентной среде «стравливать» страны друг с другом, а в том, чтобы вот это «броуновское движение» стараться каким-то образом упорядочить. Ровно на это направлена инициатива Президента России В.В.Путина о созыве саммита постоянных членов Совета Безопасности ООН. Это не из-за того, что они должны за всех решать, а потому что на них по Уставу Организации возложена особая ответственность поддержания международного мира и безопасности. Собравшись, лидеры стран «пятерки» могли бы разработать рекомендации для всего остального мирового сообщества, которые, думаю, были бы позитивно встречены. Необходимо состояние негативного конфронтационного противостояния перевести в диалог. И он у нас с американцами развивается. 7 декабря с.г. Президент В.В.Путин говорил с Президентом США Дж.Байденом более двух часов по видеосвязи. При всех серьезных противоречиях, различиях в подходах желание такой диалог развивать, по крайней мере у США, присутствует. Надеюсь, что такой настрой появится и у других западных членов «пятерки». Наш стратегический партнер – Китайская Народная Республика подтвердила свою готовность и заинтересованность в проведении такой встречи в верхах.

 

- Вы почти 17 лет отстаиваете интересы своей страны на международной арене. Какие годы были самые трудные для Вас?

 

Сергей Лавров: Это вопрос абстрактный. Я не задумываюсь, потому что если думать, как мне было трудно, очень сложно работать. Нам надо работать сегодня и смотреть вперед, а не назад.

 

Министерство иностранных дел Российской Федерации

 

Категории:  Заграничные дела и всё такое
 
вверх