Персона дня

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Сергей Шойгу

РАТНИК РОССИИ

 

21 мая Сергею Шойгу исполняется 60 лет. Смею утверждать, он – один из лучших, если не самый лучший министр обороны за всю нашу новейшую историю. Поверьте, это не публицистическая завитушка, приличествующая юбилейной дате. Смею утверждать: знаю, о чём говорю. За долгую офицерскую службу с шестью из министров обороны СССР и России довелось служить бок о бок. Мне, как говорится, есть с кем сравнивать. Наконец, самого Шойгу знаю с 6 марта 1995 года.

Никто в мире, пожалуй, не обладает таким мощным и объёмным оборонным сознанием, как наш народ. Только с 1055 года по 1462-й год историки насчитывают 245 известий о нашествии на Русь и внешних её столкновениях. С 1240-го по 1462-й практически ни единого года не обходилось без войны. Из 537 лет, прошедших со времени Куликовской битвы до момента окончания Первой мировой войны, Россия провела в боях 334 года. За это время ей пришлось 134 раза воевать против различных антирусских союзов и коалиций, причём одну войну она вела с девятью врагами сразу, две – с пятью, двадцать пять раз пришлось воевать против трёх и тридцать семь – против двух противников. О Великой Отечественной войне 1941-1945 годов вообще отдельный разговор. Именно поэтому мы не можем доподлинно утверждать, сколько же русских людей стояло на главном военном посту нашей державы. Предположительно и осторожно можно говорить о нескольких сотнях ратников, отвечавших за боевую мощь России. И лишь с 1802 года, когда была учреждена должность министра обороны России, известно точно: нынешний министр обороны – генерал армии Сергей Кужугетович Шойгу - сорок пятый по счёту.

…После окончания Красноярского политехнического института Сергей Кужугетович работал сначала мастером, прорабом, инженером, а потом и управляющим крупнейшего строительного треста края. По карьерной лестнице он шагал со скоростью, с какой взбирается хороший скалолаз на вершину утеса. С одной стороны, тому способствовали не хилые номенклатурные связи. Последняя должность отца Кужугета Сергеевича - заместитель председателя Совмина Тувинской АССР. С другой - как было не признать за парнем врожденных лидерских и организаторских способностей. Конечно, по тем временам он вынужден был «повариться в партийном котле». Здесь его высшее достижение: инспектор Красноярского краевого комитета КПСС.

Но если прочие партийные функционеры лишь протирали штаны в кабинетах, ожидая гарантированных дальнейших должностей, то Шойгу с группой таких же как он сам, энтузиастов организует добровольные спасательные отряды, которые по первому зову вылетали в районы стихийных бедствий Сибири.

Помню, как в 1991 году Сергей Кужугетович выступил в прессе с идеей создать государственный корпус спасателей. И был я сильно удивлён тем, что у хапужных, беспринципных ельцинских клевретов хватило ума не забодать толковое предложение Шойгу. Корпус организовали, затем преобразовали его в Госкомитет, наконец, в министерство с расширенными функциями. И стал с тех пор полутувинец (мама Александра Яковлевна в девичестве Кудрявцева - русская) Шойгу общероссийской палочкой-выручалочкой. Не столько по природным катаклизмам, сколько по техногенным катастрофам мужественно работали его подчиненные. Хозяйство страны за время ельцинского правления поизносилось в нитку. Так что никому из тогдашних министров не приходилось столько мотаться по стране, как Сергею Кужугетовичу. При этом он умудрился ещё сделать своё ведомство самым лучшим и эффективным в мире.

…В тот день мой давнишний приятель Михаил Звездинский праздновал собственный полувековой юбилей. Попросил меня сказать перед его праздничным концертом пару слов для телевидения. «А в помощь тебе я пригласил министра по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий. Знаешь такого?» - «Это ты меня, тёзка, сильно обижаешь». Оно и в самом деле: фамилия Шойгу тогда была уже у многих на слуху.

Помнится, телевизионная начальница высокомерно пеняла министру за то, что он не соизволил прийти на концерт в генеральской форме. И поставила ему в пример меня, запакованного в полковничий мундир. Мы попеременно говорили какие-то теплые слова в адрес уважаемого певца. Волновались, конечно, и курили не переставая.

- Надо бросать эту гадость, - заметил Шойгу, и я с ним солидарно согласился. Потом он предложил подбросить меня домой, но у меня на ту пору был служебный газик. Расстались мы, как водится, с обещаниями звонить, встречаться и т.д. Но мне было ясно: дружбы у нас не получится из-за разности тех общественных ячеек, которые занимали. Жизнь, однако, сделала непредвиденный пируэт, и спустя несколько лет нас с Сергеем Кужугетовичем вновь свела. На ту пору я уже работал на одного столичного газетного магната, который вдруг воспламенился идеей издать газету «ЧП» - «Чрезвычайное происшествие» совместно с МЧС. Ну, чтобы присосаться к бюджетным денежкам - кого ж такая перспектива могла оставить равнодушным в «лихие ельцинские годы»?

Концепцию нового издания я, грешен, разработал весьма недурственную. Связался по телефону с Сергеем Кужугетовичем. Напомнил, как мы с ним чествовали перед телекамерой нашего общего приятеля Звездинского. Какого-то радостного узнавания из уст главного спасателя страны не услышал. Что же касается предлагаемого издания, то Шойгу даже не стал вникать в подробности моего бизнес-плана: «У меня,- сказал при встрече,- есть специалист по таким делам – ей и карты в руки». Тем спецом оказалась начальник пресс-центра МЧС Рыклина. Мы с ней мило общались за чашкой чая. Беседовали «за жизнь» и про литературу, в которой дама проявила недюжинную компетенцию. Ровно до тех пор гутарили, пока Марина Владимировна не узнала, какую «жёлтую» газету я представляю: «Да как вы могли подумать, что мы с Сергеем Кужугетовичем пойдём на столь сомнительное сотрудничество?!». Короче, из министерства я вышел, не солоно хлебавши, но энтузиазма вместе с «хозяином» мы не потеряли: подумаешь, «синий чулок». Вот пустим в ход собственную «тяжелую артиллерию», и куда она денется. «Тяжелой артиллерией» у нас тогда работал по совместительству Леонид Якубович. И послали мы его к министру по чрезвычайным ситуациям с предложением организовать совместную газету. Тот, конечно, уже был в курсе дела: «Извини, Лёня, - сказал, - но Марине я доверяю, как самому себе. Мы с ней прошли огонь, воду и медные трубы. Короче, если она считает, что мне не следует сотрудничать с этим вашим газетным дельцом, значит, так тому и быть. Не обижайся, брат, но для меня это принципиально».

Якубович важно и почтительно поведал нам в бане об этом разговоре. И, видит Бог, я тогда совсем не расстроился, а даже наоборот. Ну не получит «наш Шпрингер» лишней газеты в свою «империю» - невелика беда, не обеднеет. Зато я воочию убедился: есть ещё, оказывается, в стране некая Рыклина и министр Шойгу, заботящиеся не только о «кармане», но и нравственной стороне дела. Возможно, даже их отказ и не был продиктован какими-то высокими государственными интересами – хотя, кто это знает? Но и корысть ими не движет, уж точно. Ведь ежу было ясно, что газетный делец намеревался пустить свой бумажный кораблик в денежный поток, направляемый в МЧС.

Но с тех пор я уже Шойгу никогда более из виду не упускал. И по профессиональным соображениям, да и чисто по-человечески - мужик он что надо!

Не зря же ему принадлежит абсолютный рекорд пребывания в должности среди всех российских постсоветских политиков министерского ранга.

Он играет в хоккейной команде «ЦСКА» на уникальном проекте «ЦСКА - Спартак. Противостояние», в котором принимают участие ветераны хоккея, известные политики и юные хоккеисты-воспитанники школ ЦСКА и «Спартака». Сергей Кужугетович – президент Русского географического общества и одновременно президент Международной спортивной федерации пожарных и спасателей. Средневековая крепость Пор-Бажын в Туве стала памятником федерального значения исключительно благодаря усилиям Шойгу. Он – герой нескольких литературных произведений и просто Герой России «за мужество и героизм, проявленные при исполнении воинского долга в экстремальных условиях». Сотрудник Тувинского государственного университета Айбек Соскал вообще написал эпос «О Буга тур Шойгу». Елена Ульянова, дочь народного артиста СССР, рассказывала мне: «В последнее его лето я вывозила папу из Иваново на вертолете. Они поехали с мамой в санаторий, и ему там стало плохо настолько, что в больнице Решмы ему сделали операцию на желудке. Но после этого лучше не становилось. Тогда его на «реанимации» перевезли в Иваново. Хотя ивановские врачи делали все, что могли, но мы понимали, что его надо вывозить в Москву, иначе он просто на глазах уйдет. В результате Калягин вышел на Шойгу, и тот прислал в Иваново вертолет. Я потом им в ноги кланялась. Но возникла проблема: где посадить вертолет? Негде. Тогда Шойгу по телефону приказал главврачу больницы: «Стелите простыни крестом на поляне перед больницей. Будем там сажать вертолет».

Так и должен поступать человек дела. А как вам высказывание Сергея Кужугетовича о целесообразности переноса столицы России в Сибирь? Или другое его предложение - ввести уголовную ответственность за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне?

Не самый лучший оратор в нашем правительстве, Шойгу зато обладает удивительной чертой: стоит лишь ему взяться за какую-то проблему, как вокруг неё, словно кристаллики в соляном растворе, появляются нужные люди и сама проблема начинает разрешаться будто сама собой.

Здесь позволю себе ещё пару слов о личном. Несколько лет назад написал я итоговую книгу своей жизни «Встречная полоса. Эпоха. Люди. Суждения». На её обложке поместил фотографии двух сотен известных стране и миру россиян. Снимок Шойгу у меня - аккурат под снимком Путина. Мне всегда казалось, что лучшего министра обороны Владимиру Владимировичу не сыскать. Даже письмо хотел было написать Президенту с подобным предложением. Слава Богу, Путин обошёлся и без моей подобострастной подсказки. Что явилось, кстати, одним из лучших кадровых назначений за всю пятнадцатилетнюю историю его президентства. Признаться, мы, военный люд, - и те, кто в строю, и кто в запасе, и даже как я – в отставке, - заждались именно такого министра обороны. Рискну сказать и больше. Мне, к примеру, понятно, почему Путин несколько лет держал министром обороны Сердюкова. Самое крупное «наследство», которое досталось Анатолию Эдуардовичу от предшественника Сергея Иванова - это 5 триллионов рублей на новую программу перевооружения армии. Очень многие намеревались «порулить» тем гигантским финансовым потоком. А Сердюков во время работы в Федеральной налоговой службе не раз показывал Кремлю своё умение раскалывать самые мудреные схемы разворовывания казенных денег аферистами в погонах и без. Во многом именно такое обстоятельство и определило решение Путина остановить выбор на Сердюкове. Тем более, что Минобороны, кроме «оружейных» денег, получило и ещё один крупный куш - на строительство жилья для 300 тысяч кадровых и отставных офицеров. И вот, когда Сердюков свою задачу более-менее выполнил, наступило время Шойгу. Заметьте, уважаемый читатель, лишь только переступив порог Минобороны, Сергей Кужугетович немедля ввёл мораторий на реализацию всех недвижимых активов, в том числе находящихся на балансе акционерных обществ, входящих в скандальный холдинг «Оборонсервис». И с тех пор не было ни единой сделки по продаже высвобожденного недвижимого имущества, не реализовано ни одного квадратного метра. Всякое непрофильное имущество стало передаваться субъектам РФ и муниципальным властям без каких-либо финансовых обязательств. Всё правильно. Не царское это дело – отставить – не дело генерала армии заниматься торговлей.

Перед ним президент поставил другую – амбициозную, и я бы даже сказал судьбоносную задачу: сделать российскую армию действительно самой сильной и мобильной в мире.

И первый ратник России Шойгу, как мы с вами к вящей радости нашей можем убедиться, решает её весьма успешно.

…Первая со времён СССР внезапная проверка армии и флота была проведена в России именно после прихода на пост министра обороны Сергея Шойгу в 2012 году. Если кто запамятовал – напомню: приказ о её действительно неожиданном начале отдал тогда Верховный главнокомандующий Владимир Путин с борта своего самолёта. Всякие там очки втирать – не того полёта птица наш президент. Он хотел знать, как и чем дышит армия и потому лично ознакомился с ходом первого крупномасштабного межвидового военного учения, прибыв на полигон Раевский в Краснодарском крае. Именно там происходила отработка действий наземных сил, боевой и военно-транспортной авиации и кораблей ВМФ. Для чего проводятся подобные супермасштабные мероприятия, этого, как мне сдается, не надо объяснять. Понятно, что главная цель проверок – точная оценка боеготовности, действий командиров, штабов в условиях реальной, а не «бумажной или телефонной» неожиданности. Они дают предметную возможность руководству страны составить представление о том, в каком состоянии находятся части, соединения и объединения; какие у них сильные и слабые стороны; насколько будут готовы войска округов и силы флотов действовать, не приведи Бог, в реально экстремальных (читай: боевых!) ситуациях. А от них, как свидетельствует мировой опыт последних времён, никто не может быть застрахован, покуда на планете хозяйничает дядюшка Сэм. Наконец, внезапные проверки позволяют и самому министру обороны Шойгу постоянно улучшать межродовое и межвидовое взаимодействие в Вооружённых Силах РФ. Так что вовсе не случайно с тех пор ежегодно устраиваются по несколько подобных мероприятий. Уже не говорю о том, что каждый год в войсках проходит 3,5–4 тысячи (!) плановых учений разного уровня, чего не наблюдалось даже во времена Советского Союза. Буквально в прошлом месяце мы были свидетелями активных действий в Арктике сил Северного флота, Западного военного округа и ВДВ с участием 80 тысяч военнослужащих, нескольких тысяч единиц наземной боевой техники, десятков кораблей надводного флота, субмарин и вертолётов. Наши северные широты не видели столь масштабных военных действий. В конце прошлого года Сергей Кужугетович почти буднично, что так для него свойственно, заявил миру: «В силах общего назначения развёрнута самодостаточная группировка войск в Крыму. На полуострове, в дополнение к имеющимся силам и средствам, создано семь соединений и восемь воинских частей различного предназначения». Захотелось дополнить нашего министра обороны: «Так что, господа хорошие, прекратите истерику. Путин не вводил войска в Крым. Русские войска туда введены ещё Александром Васильевичем Суворовым в 1778 году. И с тех пор они оттуда никогда не уходили».

Вообще же три года Шойгу на главном военном посту Отечества отмечены, как любят говорить военные товарищи, целым рядом событий, которые смело можно обозначать словом «впервые».

До него у нас понятия никто не имел о том, что можно проводить конкурсы по воздушной выучке лётных экипажей объединений Военно-воздушных сил. Всеармейские соревнования танковых взводов и экипажей «Танковый биатлон» - тоже новшество лично от Шойгу. Нынче такие состязания получили статус международных, с участием даже армий «забугорных» стран. Страсти в танковых биатлонах кипят нешуточные. Да и какие там могут быть шутки, если призы – легковые автомобили. Разумеется, первая задача подобных спортивных вроде бы соревнований – боевая подготовка. Но, согласитесь: танковый биатлон ведь ещё и великолепная возможность поднять престиж военной службы, её привлекательность по контракту в танковых частях. К слову, контрактников в нашей армии уже на 25 тысяч человек больше, чем призывников. Тоже впервые за новейшую историю. Под руководством генерала армии Шойгу впервые проводилась в армии и героико-патриотическая акция «Вахта памяти». Останки нескольких сотен воинов, сложивших свои головы в боях Великой Отечественной войны, подняты из земли и со всеми воинскими почестями перезахоронены.

Есть теперь в наших Вооружённых Силах и военная полиция. Она получила собственный Устав, указ о принятии которого подписал Президент РФ. И суворовцев с нахимовцами министр вернул в парадные расчёты, и спортивные роты тоже восстановил. Предшественник Шойгу практически истребил военную медицину, во всяком случае, низвёл её до уровня жалкой и бесправной приживалки. Новый министр обороны организовал медицинские воинские части, лечебно-профилактические, санитарно-эпидемиологические учреждения, подразделения медицинского снабжения, специальные медицинские воинские части.

В каждом военном округе и на флотах созданы отдельные роты боевых роботов. Немногие армии мира могут похвастаться такими подразделениями. Сформирована их штатная структура и органы управления. Делается это в соответствии с Концепцией развития и боевого применения робототехнических комплексов на период до 2025 года, утвержденной в Минобороны.

Буквально за день до 70-летия Великой Победы председатель правительства РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение о создании шести самостоятельных военно-учебных заведений: Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище имени К.К. Рокоссовского (Благовещенск), Новосибирское высшее военное командное училище, Краснодарское высшее военное авиационное училище имени А.К. Серова, Ярославское высшее военное училище противовоздушной обороны, Краснодарское высшее военное училище имени С.М. Штеменко и Военный институт физической культуры (Санкт-Петербург). Таким образом, завершена реорганизация сети военно-учебных заведений.

Если бы мне всего лишь пять-шесть лет назад кто сказал, что в наших Вооружённых силах буду сформированы «научные роты», я бы в это не поверил. Сегодня подразделения высококлассных технических специалистов активно действуют. Шойгу говорит: «Сфер приложения для военнослужащих таких рот очень много. Это, в частности, работа по созданию мобильных электроустановок на альтернативных источниках питания, которыми являются солнце и ветер. К отбору военнослужащих в "научные роты" мы будем относиться особенно внимательно. Главный и единственный запрет, который я, во всяком случае, изложил, изложил ясно и сформулировал совершенно четко: как только увижу хоть одного «блатного», весь командный состав этой роты и те, кто комплектовал её, будут немедленно заменены». Ай, браво, Сергей Кужугетович!

Шойгу впервые в отечественной истории возвёл и запустил в действие Национальный Центр управления обороной РФ – уникальную, нигде более в мире не имеющую аналогов структуру.

Её головной мозг - в столице, там, где раньше был штаб Сухопутных войск. А вот «нервная система» Центра с дежурными сменами раскинулась по всей стране. Офицеры сидят в специально оборудованных помещениях по воинским частям от Калининграда до Камчатки. А может, сидят они и не в воинских частях... Известно, что дежурные смены непрерывно собирают информацию; анализируют обстановку, делают выводы, конкретные предложения министру обороны и его заместителям, контролируют выполнение их приказов и распоряжений. Как там у солдат с питанием? Все одеты и обуты, как следует? В порядке техника? Выплачено жалование контрактникам и офицерам? Что с новыми квартирами? Как дела с медицинским обслуживанием? На все эти вопросы Центр получает ответы мгновенно.

Кстати, о «социалке». Никогда доселе в Вооружённых Силах не решались столь предметно и масштабно социальные вопросы. Именно при Шойгу стало нормой возведение военных городков со всей инфраструктурой. Это, как правило, мощная насосная станция, модульная котельная, насосная канализационная система, трансформаторные подстанции, детсады и магазины. Словом, есть всё, что даёт возможность военнослужащим и их семьям быть по-настоящему счастливыми. Такие замечательные жилые комплексы выросли в Санкт-Петербурге, Краснодаре, Ставрополе, Волгограде, Ростове-на-Дону, в Подмосковье.

Ну и кто после этого станет отрицать тот факт, что наш министр обороны созидатель? И в этой ипостаси он уж точно единственный такой во всём мире.

 

…Звонит радостная жена моего троюродного брата, проходившего службу в Уссурийске: «Наконец-то нам пришли деньги на квартиру! Теперь думаем: здесь покупать или в Краснодар податься». - «Эмма, на «двушку» хотя бы средств хватит?». - «Бери выше – шикарную трёхкомнатную квартиру можем взять, где пожелаем!». У меня аж слегка защипало в уголках глаз: никогда раньше не наблюдалось такого, чтобы офицеры при увольнении в запас получали право выбора жилья практически в любом городе страны! Уж мне-то известно не понаслышке.

 

…Вот кто бы знал, с каким же удовольствием излагаю здесь читателям свои наблюдения над жизнью Военного ведомства и его главы. Ведь всё лучшее, что мне дала жизнь – это служба в армии. Треть столетия я описывал её на страницах газет и журналов. Шесть лет, будучи специальным военным корреспондентом при министре обороны СССР, я имел счастливую возможность наблюдать ту самую мощную армию мира как бы с высоты птичьего полета. Такие возможности и такие ощущения дано было испытать не каждому военному журналисту. А, пожалуй, что только и мне одному. С первыми частями 40-й армии я входил в Афганистан, а через десять лет встречал Бориса Громова на мосту через Амударью у Термеза. Побывал я, не самый смелый по жизни человек, во всех «горячих точках» бывшего СССР, в некоторых – по многу раз. Побывал во всех военных округах, на всех флотах. Потом исчезли в пучине времён великий Советский Союз со своими армией и флотом. Появилась армия Российская. Одиннадцать лет я строил её с побратимами по боевому строю, порой недосыпая и недоедая. Буквально. Нынче многими забылось, что при Ельцине армейские и флотские офицеры не получали жалования по полгода и больше. Вот и вынужден был я со своими подчинёнными заниматься по ночам погрузкой и разгрузкой вагонов. Уволили меня затем из кадров, положив 192 доллара пенсии. И видит Бог, я не роптал. Знал, что на большее страна не способна – всё разворовано. И думал, что вряд ли доживу до тех светлых времён, когда защитник Отечества вновь станет уважаемым человеком. Слава Богу, дожил.

Смотрел, как генерал армии Шойгу принимал парад в честь 70-летия Победы – самый масштабный за всю новейшую историю. И на этот раз уж точно не сдерживал слёз…

…Да, чуть не забыл: курить-то Сергей Кужугетович всё-таки бросил!

 

Специально для «Столетия»

http://www.stoletie.ru

 
вверх