Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

США познали китайскую силу

[18.11.2021 / 09:25]

Долгожданные и первые в истории переговоры между президентом США Джо Байденом и председателем КНР Си Цзиньпином показали, что теперь Америка вынуждена считаться с могуществом китайской державы. Хозяином положения выглядел именно Си, и предполагаемый бойкот зимней Олимпиады в Пекине со стороны Вашингтона только подтверждает это.

 

Когда Джо Байден только баллотировался в президенты, от него ждали примирения с Китаем, более того, это примирение некоторым казалось почти неизбежным. Если Дональд Трамп был идейным синофобом, то Байден – знакомым партнером и даже другом для многих влиятельных «шишек» в Пекине. Так же, как Трампа пытались выставить «русским агентом», Байдена выставляли китайским.

Однако инерция американо-китайского конфликта оказалась сильнее. Демократическая партия была бы только рада прекратить торговую войну с КНР, которая велась в пользу в основном республиканских штатов. Однако там не могли отрицать значительного наращивания влияния Поднебесной в Южно-Китайском море, которое китайцы, к ужасу американских союзников в регионе вроде Японии и Южной Кореи, теперь рассматривают чуть ли не как свое внутреннее озеро.

Кроме того, демократы весьма догматичны в плане идеологии, поэтому Пекину был предложен такой вариант: мы продолжаем вас жестко критиковать за нарушение прав человека (в первую очередь в Гонконге и Синьцзяне) и вводить против вас санкции, но в остальном рассчитываем на нормальный бизнес.

Китайцы не согласились. И весенние переговоры на Аляске завершились полным провалом – гостям резко не понравилось то, что госсекретарь Энтони Блинкен (самый идеологизированный, почти «отмороженный» кадр в «ближнем круге» Байдена) позволил себе читать нотации представителям китайской сверхдержавы.

Это ощущение «сверхдержавности» для Китая сейчас – главное препятствие для каких-либо компромиссов. В Пекине всегда крайне жестко реагировали на попытки вмешаться в повестку потенциально сепаратистских регионов (те же Гонконг, Синьцзян, а также Тибет), но словесные эскапады американцев легко пропускали мимо ушей – собака, мол, лает, но караван-то идет.

Сейчас не так. Сейчас от председателя Си Цзиньпина ждут великих побед, подтверждающих его величие. Технически он уже может оставаться во главе партии после истечения двух пятилетних сроков, но осталось решить вопрос идеологически.

Пленум КПК только что посвятил лидеру третью в истории партии «великую резолюцию». Первая касалась Мао Цзэдуна – основателя КНР. Вторая – Дэн Сяопина, автора китайского экономического чуда. В чем величие товарища Си, чтобы встать в один ряд с ними?

Сперва казалось, что это обоснуют построением среднезажиточного общества – именно при Си уровень жизни китайцев заметно вырос. Но для возвеличивания это звучит именно что «средненько», а достижение «общенационального процветания» – это задача, отнесенная к будущему. 

Остается внешняя политика, тем более что в последние годы китайские газеты акцентируются именно на ней. Товарищ председатель не может уступить требованиям «империалистов», не может позволить того, чтобы его державу унижали – даже в мелочах. Он должен давать жесткий отпор – и побеждать противника, причем не кого-нибудь, а противника достойного. Как минимум японцев, но на самом деле американцев – в Китае каждый знает, что с политической точки зрения это одно и то же.

Таковы были вводные перед началом переговоров Байдена и Си – первых для президента США в его нынешнем качестве, хотя с момента победы Байдена на выборах прошло уже больше года. Причем, стоит заметить, прошли переговоры не очно, а в формате онлайн-конференции, то есть их нужно сравнивать не с полноценным саммитом, какой был у России и США минувшим летом в Женеве, а с телефонным звонком из одной столицы в другую. 

Прошло все как бы хорошо, по крайней мере, вежливо. Товарищ Си даже подчеркнул, обращаясь к Байдену, что «очень рад видеть давнего друга». Но почти никакой конкретики, тем не менее, явлено не было, что, с учетом глобального масштаба американо-китайских разногласий, уже не диалог, а профанация диалога.

Китайцы подчеркнули, что хотят «усиливать коммуникацию и сотрудничество» ради взаимной выгоды и решения проблем, стоящих перед планетой – от климатических до экономических, но требуют равноправного и взаимоуважительного диалога.

Американцы намекали, что не могут закрывать глаза на «отдельные аспекты» китайской политики. Но Байден, тем не менее, рассчитывает, что договориться как-нибудь удастся и что в следующий раз он с Си переговорит «лицом к лицу», как это бывало, когда они вместе путешествовали по Китаю.

При этом и те и другие хотят торговать, а объем торговли, определяющий взаимозависимость двух стран, таков, что договариваться точно придется – такими деньгами рисковать не принято. И Байден не рискнул.

Американская сторона, по сути, воздержалась от дипломатических атак и того «предельно жесткого тона», на котором настаивал Блинкен. Байден даже пообещал, что США не будут пытаться изменить внутриполитическую систему Китая, не признают независимость Тайваня и не станут организовывать альянсы против КНР.

Эти «подарочки» – так себе в плане ценности. Видоизменить китайский режим американцы не в состоянии. Тайвань они не признавали и прежде, и вероятность этого аналитики рассматривали как крайне низкую. А новенький антикитайский союз AUKUS был создан совсем недавно, ради чего Вашингтон даже разругался с Парижем (то есть китайцам предложено верить, что этот союз последний, новых не будет). 

Тем не менее, все это звучит как признание силы Пекина и как то самое «уважение», которого требовали китайцы. Особенно если сопоставить сказанное с той «ложкой дегтя», которую американцы готовятся бросить в «бочку меда».

В нашем случае, напомним, за первым телефонным разговором между президентами Джо Байденом и Владимиром Путиным последовало введение нового пакета санкций против России, причем без явного повода – типа «просто так», чтоб никто не подумал, что Вашингтон готов к примирению с Москвой.

В случае китайцев к прянику тоже готовили кнут. Но речь идет всего лишь о бойкоте американскими чиновниками зимней Олимпиады в Пекине. О том, что такая мера готовится, написало издание The Washington Post, Белый дом ничего подтверждать не стал, но WP в таких случаях ошибается редко.

Это могло бы стать болезненным уколом для китайцев, потому что их интерес – показательно побеждать американцев, в том числе и в спорте. Но на сей раз, в отличие от московской Олимпиады 1980 года, бойкот будет сугубо дипломатическим – спортсмены приедут, а дипломаты нет.

В качестве жеста, призванного показать, что Америка не будет пасовать перед КНР и не откажется от роли ментора, это вообще никуда не годится и никак китайцев не фраппирует. В Белом доме с его стремительно теряющим рейтинг хозяином не рискнули ссориться ни с собственными спортсменами, которых бы это лишило заветных медалей и призовых, ни с их спонсорами (в США нет министерства спорта, как и министерства культуры, но в отрасль заложены огромные деньги).

Или же – они испугались перспективы очередной ссоры с самим Китаем. По крайней мере, китайская пропаганда подаст это именно так, что станет лыком в строку победительного имиджа председателя Си. И не беда, что от Вашингтона «злодейств» ждали, а он «чижика съел».

Американо-китайское противостояние, конечно, не закончится. Наоборот – будет только возрастать. Но если считать прошедшие переговоры очередным раундом, он абсолютно точно остался за Китаем. Спортсмен в звездно-полосатых трусах даже не посмел подойти к противнику близко. 

 

Станислав Борзяков

Взгляд

Категории:  Центрально-Восточная Азия
 
вверх