Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Имя зверя - неолибералы и...

[08.11.2021 / 08:57]

Неразбериха, недовольство и неопределенность царят в сердцевине Европы. Британия, отколовшись, превратилась в отрезанный ломоть. Германия пребывает в растерянности после ухода «мутти», Ангелы Меркель, олицетворявшей незыблемость выбранного курса. Франция бурлит демонстрациями.

На таком фоне прошел XIV Евразийский экономический форум в Вероне. Это самая крупная за пределами России площадка для обмена мнениями представителей делового сообщества в Евразии. Пафос и стилистика выступлений хозяев форума и гостей служит довольно верным индикатором настроений, меняющихся вместе с утверждением «новой нормальности» (точнее, новой ненормальности).

Утешением служит более или менее устойчивый экономический рост в Старом Свете. Прогноз по еврозоне – плюс 5% к ВВП к концу года. Италия с ожидаемыми 6,3% прироста ВВП смотрится и вовсе фавориткой. Однако, как выражался один златоуст, «подъем есть, а счастья нет».

 

Девальвация традиционных ценностей

 

Просматриваются несколько сценариев развития кризисной ситуации, говорил почётный президент банка «Интеза Санпаоло» профессор Джованни Бадзоли. Первый: в случае дальнейшей разбалансировки взаимоотношений человека и природы нас ожидает катастрофа, вызванная изменениями климата на планете.

Второй сценарий, по мнению профессора Бадзоли, сводится к «утрате универсальных ценностей, на которых держится европейская (западная) цивилизация». Как по причине смещения центра силы в Азию, так и в результате размывания социально-демографических опор общества. Европа столкнется с волнами мигрантов, поскольку через 20 лет в одной только Африке будет жить более одного миллиарда человек. «Социальное неравенство становится невыносимым».

Вызывают тревогу девальвация традиционных ценностей и отказ от «наследия христианства, на котором зиждилась Европа, включая Россию, на протяжении последних двух тысяч лет». Как следствие, постулирует профессор Бадзоли, существует угроза «возвращения в эпоху варварства».

После распада СССР, представлявшего собой «альтернативную модель развития», возникла иллюзия, что основы и принципы западной демократии имеют универсальное значение, а «свободный рынок», регулируемый крупными державами, позволит и дальше прирастать новыми рынками сбыта.

После 1991 года адепты капитализма в его неолиберальном издании продолжали «процесс безудержной финансиализации», которая характеризуется подчинением реального сектора экономики (производство товаров и услуг) финансовому. Знаковая деталь: осуждение финансиализации прозвучало в устах Джованни Бадзоли, основателя ведущего в Италии (номер один в иерархии) банка «Интеза Санпаоло», третьего по капитализации и первого по ликвидности банка Европы.

В погоне за сверхдоходами, напомнил банкир, Запад не заметил, как «стал жертвой тяги к излишествам», за что поплатился ипотечно-финансовым кризисом 2008 года.  Ускорилось вымывание среднего класса, всегда служившего опорой экономического процветания. Стоит добавить к словам профессора Бадзоли, что средний класс всегда выступал гарантом общественной стабильности. Сейчас пауперизация середняков увеличивает протест в обществе.

Необходимо, говорит Бадзоли, «восставить доверие к государственным институтам» и превратить глобализацию в процесс обмена «знаниями и людьми, в процесс сближения между народами, сознающими свою ответственность – и в этом залог нашего выживания».

 

Потребительский нарциссизм лютует

 

Практически в унисон с  Бадзоли прозвучала «набатная» речь его коллеги, председателя совета директоров АО «Банк Интеза» профессора Антонио Фаллико. Сердцевиной его выступления стал тезис о «необходимости подчинить экономический рост нуждам общества, достижению большего социального равенства и такой модели развития, которая ставит человека в центр внимания». По мнению профессора Фаллико, отца-основателя ассоциации «Познаем Евразию», «необходимо преодолеть неолиберальную экономическую модель». Ведь вот уже полвека неолиберальная доктрина формирует экономическую и политическую повестку дня подавляющего большинства стран мира.

Прискорбность этого обстоятельства, как мне видится, обусловлена тем, что идеология и  практика неолиберальной модели развития предполагает примат конкуренции и соперничества за счет подавления естественного стремления к взаимодействию и солидарности.

Одним из проявлений неолиберальной диктатуры – за исключением кризисов подобных тому, что обрушился на мир из США в 2008 году, – стало ограничение созидательной, регулирующей роли государства и свёртывание системы социальной поддержки, что подрывает благосостояние в целом и уничтожает средний класс в частности.

Между тем социальная несправедливость растёт. Два миллиарда жителей планеты не пользуются электричеством. Один миллиард не способен написать и прочитать свое имя. Один процент самых богатых владеет 18% всех богатств, став рабами «потребительского нарциссизма», по выражению Антонио Фаллико.

 

Вспрыгнуть на подножку поезда

 

Главное беспокойство, испытываемое Клаусом Мангольдом, председателем наблюдательного совета Knorr-Bremse (концерн, головной офис которого находится в Мюнхене, занимает первые позиции по производству тормозных систем для рельсового транспорта и грузового автотранспорта во всем мире), сводится к тому, что Европа стала слабой.

Как считает герр Мангольд, «связующий клей экономического успеха – это интеграция». А значит, «необходимо приблизить Россию и Китай к Европе», тем более что Россия нуждается в европейских передовых технологиях, а Европа не сумеет обеспечить свою энергетическую безопасность без сибирских углеводородов.

Насколько реально в условиях гибридной холодной войны возобновить содержательное взаимодействие между Европой и Россией? «Сложилась шизофреническая ситуация», – утверждает главный исполнительный директор Pirelli & C. S.p.A., сопредседатель от итальянской стороны Российско-Итальянского комитета предпринимателей Марко Тронкетти Провера. Европа, по его мнению, уже «играет второстепенную роль» в системе международных координат, поскольку не обладает самостоятельностью. Требуется полноформатный диалог, в том числе с Россией, но бизнесмены сами по себе не смогут быть его движущей силой – эта предназначение политиков.

На другой сессии этот постулат подкрепил Симоне Кролла, управляющий директор Американской торговой палаты в Италии. Он привел как аргумент в пользу благотворного влияния бизнеса на политику тот факт, что корпорация «Макдональдс» инвестировала в Россию 2,5 млрд долларов и, несмотря на все локдауны, намерена открыть дополнительно 800 ресторанов быстрой еды. Однако мистер Кролла не объяснил, почему макдонализация сферы общественного питания никак не отразилась на состоянии двусторонних отношений, отмеченных санкционной войной, провокациями на дипломатическом треке, шпиономанией.

Не поздно ли Европе вскакивать на подножку уходящего в восточном направлении российского поезда? Прежде объем торгово-экономического взаимодействия между Россией и Европы в сравнении с азиатским направлением выражался отношением 3:1. Сегодня это почти 50 на 50.

 

На первый-второй рассчитайсь!

 

Если все последние лет 400 Европа была доминирующим центром силы в мире, то сегодня она отходит на второй план, маргинализируется, превращается из ведущей в ведомую. Эти тезисы развивал в своем выступлении на веронском форуме Сергей Караганов, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

В его докладе о состоянии торговли России и стран ЕАЭС привлекает внимание раздел «Импорт и экспорт механического оборудования и электротехнического оборудования». По этим двум категориям товаров торговый оборот России с Евросоюзом снизился с 51,1% до 39,2% и соответственно с 38,1% до 20%. В то время как торговля этой продукцией с Китаем выросла с 22,6% до 32,9% и с 32,3% до 50,7%. Не менее показательно, что доля экспорта энергоносителей в Европу показала снижение с 53,6% до 45,6%, тогда как поставки нефти и газа в Китай выросли с 6,5% до 20,8%. Такова статистика «разворота на Восток».

Пекин воссоздает на высокотехнологической основе Шелковый путь, стародавнюю оживленную магистраль торговых и прочих связей между Востоком и Западом. И тем самым, отметил Караганов, Китай возвращает нас в эпоху, когда Поднебесная представляла собой крупнейший центр силы и влияния в Евразии. Чем неудержимое восхождение Китая, уже обогнавшего США по объему промышленного производства, обернется для остальных?

Существует два сценария, прогнозирует Караганов. В первом случае, Китай будет напористо воскрешать Срединную империю, окруженную государствами-вассалами. Это «вызовет неизбежно сопротивление Индии, Ирана, Турции, да и России», которая будет вынуждена «балансировать».

Второй сценарий предполагает, что Китай позаимствует схему партнерства с другими государствами у Евросоюза, будет строить альянс по образу и подобию ЕС. И тогда «создание "Большой Евразии" пойдет в ускоренном темпе», заметил Караганов, добавив, что, если бы полвека назад СССР и КНР не поссорились, идея евразийской интеграции давно обрела бы плоть.

В любом случае нас ожидает слом прежней модели мироустройства. А произойдёт это после схватки претендентов на мировое господство либо на основе взаимоприемлемых договоренностей по меняющимся правилам общежития сейчас, наверное, не скажет никто.

 

Владимир Михеев

Фонд стратегической культуры

 
вверх