Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Опасная беспечность

[03.11.2021 / 10:36]

На примере Франции очень хорошо видно, как массовая миграция тянет за собой целый комплекс проблем, особенно если реагировать на это явление постфактум. Я даже не об исламистах и спящих ячейках в изолированных от республиканского закона кварталах. Я скорее с социальной точки зрения. Когда говорят о беженцах, обычно перед глазами всплывают картинки людей, штурмующих стены, заборы, люди, плывущие на лодках, бегущие на берег. А дальше-то что? Что с ними происходит дальше и как меняется жизнь вокруг при их появлении - вот какие моменты нужно учитывать заранее.

Главная проблемная точка Франции в этом плане - заморский департамент Майотта.

С точки зрения стратегической - место крайне важное. Это прямой выход для французского флота в Индийский океан. С точки зрения социальной - сплошная головная боль. Тюрьма под открытым небом, как назвал её один из депутатов-республиканцев, ворота для нелегальных мигрантов. Ситуация настолько сложная, что её исследованием занялась целая комиссия в сенате. Результаты работы шокировали всех. 49% жителей департамента - приезжие, больше половины из них - нелегалы, в основном с Коморских островов, которые провозгласили независимость от Франции в 1975-м. Три острова тогда высказались за отделение, Майотта - против. И сейчас ВВП на душу населения во французской части архипелага отличается в 8,5 раза. Отсюда и такой поток беженцев.

Они плывут на больших рыбацких лодках с мотором - квассах, очень похожих на те, с помощью которых толпы пытаются добраться из Ливии в Италию. Раньше схема получения французского гражданства на острове была очень простой. Женщина плыла, чтобы родить на территории департамента, её ребёнок автоматически получал французский паспорт, позже документы выдавали и ей. В 2018 году глава МВД Жерар Коломб попытался эту лазейку прикрыть, отдельное положение в законе посвятили Майотте. Отменили право получения гражданства ребёнком по месту рождения. Паспорт разрешили выдавать только тем, у кого один из родителей прожил легально на острове без перерыва на протяжении хотя бы трёх месяцев до появления на свет малыша. Но эффекта эта мера практически не дала. Начиная с августа 2020-го, когда мир стал понемногу выходить из пандемии и границы снова открылись, поток беженцев на Майотту увеличился сразу на 30%. Нынешний глава МВД Жеральд Дарманен хочет ещё больше закрутить гайки. Он намерен принять в следующем году документ, который узаконит право выдачи паспорта только тем, чей родитель легально прожил на Майотте беспрерывно от года и более.

Но уже сейчас три четверти детей, которые живут в этом департаменте, рождены беженками с Коморских островов, у которых в среднем бывает по шесть детей. У местных - по трое. К этому ещё нужно добавить около четырёх с половиной тысяч беспризорников, которых тоже нужно как-то поддерживать, на это тоже уходят деньги.

Что касается работы: то ли её мало, то ли кандидаты под нужные критерии не попадают, то ли просто не хотят устраиваться - уровень безработицы 30%. При этом половина жителей департамента младше 18 лет, а трое из десяти махорцев - это дети младше двух лет.

К чему столько цифр? А вы представьте себе, что всех их нужно потом будет где-то учить, как-то интегрировать, многие из них ведь будут французами. Получается, это ложится тяжёлой нагрузкой на бюджет и на учителей. За последние 30 лет количество учеников выросло в десять раз, не успевают открывать новые классы. Да и откуда на всё это деньги взять, департамент один из самых небогатых. Сейчас пытаются разделить детей на группы и уменьшают количество часов, чтобы обучить побольше народа хоть чему-то. В итоге школьный день сокращается вдвое: утром учат одних, после полудня в школу приводят следующих. Всё это, конечно, не может быть долгосрочным решением. Но другого пока нет.

Из-за такой нагрузки никто не хочет ехать туда преподавать, количество высококлассных учителей снижается, все стараются отчалить на материк. В 2018 году желающих уехать среди преподавателей был 41%.

С таким наплывом людей не всем нашлось жильё. Многие ютятся в трущобах. Домики сооружают из кусков фанеры, обломков досок и обрывков мешков. Плотность застройки сравнима с Парижем: 690 человек на квадратный километр. Такие кварталы растут как на дрожжах, попытка снести один из них закончилась поджогом мэрии и горящими в районе всю ночь машинами в лучших французских традициях.

Нищета - источник преступности. Министр внутренних дел тут как-то говорил про одичание общества. Это он сокрушался о количестве совершаемых преступлений на материке. А на Майотте, как показало исследование сенаторов, цифры запредельные и продолжают расти. Особенно быстро - среди молодёжи, которая как раз и обитает в таких трущобах, предоставленная сама себе и нищете. Количество убийств в пять раз выше, чем в среднем по Франции, количество умышленно нанесённых увечий среди 15-летних и старше с 2008 года выросло на 153,5%, изнасилований с особой жестокостью - на 263,8%. При этом в общем за семь первых месяцев этого года рост по всем показателям - ещё на 31%.

Полиция пытается ловить, суд пытается сажать. Но тюрьмы забиты и перенаселены на 153%, следственные изоляторы - на 238%. Отсюда и очень низкая привлекательность работы в таком департаменте и для стражей порядка, и для судей. Часть дел, кстати, рассматривают не тут, а на острове Реюньон (тоже кусочек Франции всё в том же Индийском океане). Но это ещё больше растягивает сроки ожидания приговора.

Власти теперь думают, что нужно создать отдельное подразделение жандармерии (что-то среднее между полицией и армией), шоковый отряд для борьбы с наиболее жестокими бандами. Неплохо, говорят, было бы установить освещение в общественных местах и повесить камеры наблюдения. Сейчас на трассах орудуют вооружённые люди, которые то и дело перекрывают дорогу и грабят или похищают. В лучшем случае бросают в машины камни.

И тут уже бизнес задумался над тем, чтобы уходить, потому как логистически очень трудно работать в таких условиях. Махорцев тоже всё это достало, и теперь они пытаются уехать - кто на Реюньон, а кто перебирается в континентальную Францию.

Одно как ниточка тянет за собой другое, проблема наплыва беженцев в итоге понижает уровень жизни и безопасность всех в этом департаменте и аукается во всех сферах жизни. Любимая у нас фраза про Москву как нельзя лучше подходит к острову: он не резиновый. Без больших финансовых вливаний, законодательных изменений и политической воли проблему уже не решить, потому что поздно спохватились. Забор тоже не построишь, не вариант. Создавать отдельные поселения для мигрантов? Делали уже. Вон, все пригороды на материке уже бесчинствуют, опасно это. Судя по французскому опыту, беспечность в миграционной теме - это как игра младенца с огнём. Очень высока вероятность того, что он обожжётся и спичка упадёт. А когда полыхнёт, рвать на себе волосы будет уже поздно.

 

Анастасия Попова, шеф европейского бюро ВГТРК

RT на русском

 

Категории:  В мире
 
вверх