Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Готовы к появлению союзного рубля

[11.09.2020 / 09:05]

Нынешнее состояние отношений между Россией и Белоруссией хорошо описывается фразой «Ждем Лукашенко в Москве, а Белоруссию - в России».

Конечно, сегодня в это плохо верится. Вот и кремлевский пресс-секретарь Дмитрий Песков буквально вчера охарактеризовал разговоры о возможности предстоящего объединения двух союзных государств: и в режиме поглощения, и в режиме слияния, - как «абсолютную чушь». Но с одной важной деталью - «как результат визита» белорусского лидера в российскую столицу.

И это - несомненная правда. Страна, которой вот уже 26 лет бессменно руководит «батька», находится сейчас в таком состоянии, что быстрое решение вопроса, возникшего в политической повестке дня еще в 1996 году, невозможно. Для этого нужен переходный период продолжительностью в несколько лет, который завершится, скорее всего, уже без подписи Александра Григорьевича под итоговым документом.

Весьма показательно, что сроки визита Лукашенко постоянно сдвигаются вправо по временной шкале. Вначале назывались «ближайшие дни, но не позднее 13 сентября», теперь - 14 сентября, но и эта дата остается неофициальной. Все это, на фоне длящейся протестной активности белорусской оппозиции, может свидетельствовать только о том, что согласование многих важных деталей предстоящего интеграционного пакета документов продолжается.

Несомненно, одной из таких деталей, находящихся «внутри пакета», является общая валюта - союзный рубль. В уже отмеченном выше выступлении Песков заявил, что, насколько ему известно, вопрос о создании единого эмиссионного центра для союзной валюты не рассматривается и не обсуждается.

Если исключить из рассмотрения вариант недостаточной осведомленности пресс-секретаря президента России, то эту фразу можно толковать трояким образом:

а) единой союзной валюты не будет, в России по-прежнему будет использоваться российский рубль, а в Белоруссии - белорусский;
б) единая союзная валюта будет, но с двумя эмиссионными центрами и отдельными квотами эмиссии для Москвы и Минска;
в) единой союзной валюты не будет, на территории России и Белоруссии получит хождение российский рубль.

Чтобы оценить примерную вероятность каждого из этих сценариев, необходимо сопоставить ключевые финансово-экономические показатели двух стран. Скажем, по итогам 2019 года (объем наличной денежной массы, агрегата М0 - по состоянию на 1 июля 2020 года).

Как можно видеть, уровни экономического развития двух стран, особенно с учетом разницы в ресурсном обеспечении и уровня социальной дифференциации населения, примерно сопоставимы - за исключением шестикратной (!) разницы в объеме агрегата М0. Это объясняется и нерыночным, квазисоциалистическим характером белорусской экономики, и большей долей иностранной валюты (включая российские рубли) в наличном обороте.

Сопоставимость уровней развития РФ и РБ лишний раз подчеркивается таким, казалось бы, второстепенным показателем, как уровень энергоэффективности национальных экономик, особенно в его «электрическом» измерении.

Так, в 2019 году Россия произвела, согласно официальным статистическим данным, 1118,1 ТВт⋅ч (миллиард кВт⋅ч) электроэнергии при объеме ВВП в 110,046 трлн российских рублей (при курсе 64,6184 рубля за доллар - 1,703 трлн долларов по номиналу). А Белоруссия - 40,4 ТВт⋅ч при объеме ВВП в 132 млрд белорусских рублей (при курсе 2,0914 рубля за доллар - 63,11 млрд долл.).

Выходит, на 1 ТВт⋅ч произведенной электроэнергии в России производилось 1,5231 млрд долл. номинального ВВП, а в Белоруссии - 1,5621 млрд долл. С учетом экспорта электроэнергии Россией и импорта - Белоруссией эти цифры можно признать абсолютно идентичными.

Для сравнения, в США было произведено 4403,1 ТВт⋅ч при ВВП в 21,428 трлн долларов, или 4,8666 млрд долл. на 1 ТВт⋅ч. В КНР - 7503,4 ТВт⋅ч при номинальном ВВП в 99,086 трлн юаней (14,34 трлн долл.), или 2,856 млрд долл. на 1 ТВт⋅ч. А вот показатели Украины: 154,5 ТВт⋅ч при номинальном ВВП в 3,975 трлн гривен (153,781 млрд долл.), или 0,995 млрд долл. на 1 ТВт⋅ч. То есть на «незалежной» этот показатель в полтора с лишним раза ниже, чем у России или Белоруссии.

Таким образом, многолетняя поддержка Россией белорусской экономики, открытость границ и другие особенности взаимодействия в рамках Союзного государства привели к тому, что в финансово-экономическом отношении особых затрат на объединение двух стран не предвидится - даже с учетом их потерь от коронавирусной инфекции, а также протестных акций в Белоруссии.

Отсюда следует вывод, что самым простым и экономически оптимальным решением в нынешней ситуации стало бы банальное расширение российской рублевой зоны на Республику Беларусь с обменом белорусского рубля населению в повышенном на 30–35% курсовом диапазоне (в пользу этого сценария играет и нынешний обвал валютного курса «зайчиков»), то есть 35–40 российских рублей за белорусский. Возможно, такое решение нейтрализовало бы многие политические препятствия на пути реализации подобного сценария.

Но опыт Германии показывает, что даже при наличии всех социально-политических условий для объединения такая «покупка» с переходом всей системы на более сильную валюту будет иметь долгое дестабилизирующее «эхо». Учитывая, что современное белорусское общество в гораздо меньшей степени настроено на интеграцию с Россией, чем ГДР в 1989 году - на интеграцию с ФРГ, более вероятным представляется «вариант номер два»: с введением новой общесоюзной валюты и двумя квотированными эмиссионными центрами в Москве и в Минске.

Это позволит белорусской стороне оставить в своих руках необходимую часть финансового суверенитета. К тому же, такое решение одновременно даст повод для проведения объективно назревшей и необходимой денежной реформы в России с фактической деноминацией российского рубля в масштабе 100:1.

 

Александр Маслов

Федеральное агентство новостей

Категории:  Содружество
 
вверх