Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Перехваченный сценарий «Красного Новичка»

[07.09.2020 / 11:12]

Получили шифровку от коллег одного маленького, но гордого и дружественного нам государства. Их спецслужбы перехватили синопсис нового голливудского блокбастера «Красный Новичок». По нашей информации, его собираются снимать на деньги Джорджа Сороса, и под фильм уже выкуплены пятнадцать статуэток Оскара. Привожу полный текст без купюр.

Тизер

Тайга. Раннее утро. Медведь в ушанке выходит на пригорок. В задумчивости почесывая боеголовку, смотрит в небо. В кроваво-красном восходе летит самолет. Медведь сплевывает на траву махорку, отдает честь пилотам, опускается на четвереньки и уходит в тайгу.

Салон самолета. Н. стонет в кресле, будто в бреду. «Медведи, медведи! Русские идут!».

Самолет пикирует на посадочную полосу, к которой мчатся машины скорой помощи. Аэропорт по периметру окружен грузными немолодыми мужчинами и женщинами с хорошими, но трагичными лицами. Звучит Вагнер.

Титры: Москва, два месяца назад.

Персонаж Н. ведет толпу бородачей по Красной площади. Останавливаются под окнами Кремля. Н. раздает всем бритвенные станки, мужики и женщины начинают бриться на сухую, скандируя «Россия будет свободной».

Кремль, главный кабинет. Показываем субъективной камерой (глазами героя), как герой наблюдает бунт у стен Кремля. Нажимает кнопку, на окно опускается железный занавес. Камера отъезжает. Видим героя только со спины. На стене портрет Махатмы Ганди с АК-47 (фотошоп). Герой открывает на большом экране, висящем на стене, секретный чат «Убер-киллер». Вслепую, словно играя на фортепьяно, печатает задание: «Устранить Н. По-нашему, чтобы мир вздрогнул!». Прикрепляет фото Н. Через секунду звучит начальный аккорд из похоронного марша Шопена. На экране надпись: «Ваш заказ исполнит отряд Армагеддон. Время исполнения – два месяца. Стоимость – за идею, честь имею!». Появляется фото двух мужчин в тельняшках и ушанках.

Показываем, как эти двое в ногу идут по Тверской. Мимо шелестят гусеницами российские танки. Камера выхватывает одного, постарше. На экране идут титры: полковник Алексей Аланович Шостаков. Знак КГБ на груди у него. Больше не знают о нем ничего. Камера приближается, мы видим, как через тельняшку просвечивается профиль Иосифа Сталина.

Камера перемещается на второго, помоложе. Крупный план. Лицо со шрамом. Титры: капитан Иван Иванович Данков. Внук Ивана Данко, названный в честь героического деда, но устыдившийся украинского звучания фамилии, поэтому в 14 лет подкупил паспортистку и дорисовал «В» к семейной фамилии. В компаниях, выпив водки, любит хвалиться, что эта «В» – в честь сами знаете кого. Флешбэк. Иван Данков в компании одинаковых мужчин в ушанках, хлопает граненый стакан водки и рвет на груди тельняшку. Видим цветной портрет Владимира Путина.

Лубянка. Подвал. Старый подслеповатый Завхоз долго, сплевывая на пол махорку, читает разнарядку на выдачу отравляющего вещества. Подносит почти вплотную к глазам. Трясет косматой головой в ушанке. Кричит в темноту: «Людк, а Людк!». Шаркая, из темноты появляется женщина лет 20-70 в ушанке поверх платка. Пытается разобрать, что написано на листочке. Грустно качает головой и снова уходит во тьму. Завхоз сплевывает на пол махорку и матерится: «Чьорт побьери! Да какая разница, все равно на складе только советский «Новичок» завалялся, остальное начальство выпило или на дачи свезло, котят травить».

В подвал заходят Шостаков и Данков. Требуют отравляющие вещества. Завхоз выкатывает самовар с надписью «Новичок». Данков достает термос с двуглавым гербом и надписью «Из России с любовью» на одной стороне, «На Берлин» – на другой. Наполняют термос из краника самовара. Данков закрывает нос и рот сгибом локтя. Шостаков и Завхоз понимающе переглядываются. «Салага», – еле слышно цедит сквозь зубы Шостаков.

Титры: Тоомск, пять дней назад.

Н. в ковбойской шляпе и сапогах с третьей попытки запрыгивает на коня. Видит на рукаве своей куртки ярлык «Неуловимый Джо». Сплевывает на песок махорку. Туда же бросает аккуратно оторванный ярлык. Скачет вдаль, подбирая на дороге голодных детей и старух, закидывая их на коня позади себя.

Изба-трапезная с чучелами бурых медведей. Н. заходит в зал, оставляя голодных детишек и старушек в людской, распоряжается вынести им куриных шкурок и водки. Проходит в дальний угол, садится под сенью чучел медведей. Холопы несут самовар с водкой. Как только Н. отвлекается, чтобы пожевать махорку, одно из чучел оживает. Мы видим, что это Иван Данков в шкуре убитого медведя. Откручивает крышку термоса, выпивает стакан водки Н. и наливает вместо нее «Новичок». Второй медведь отвернут к стене. Камера перемещается, видим, что это Шостаков. Он ожесточенно делает ставки на онлайн-аукционе. За что именно торгуется, не видим.

Москва, Кремль. Довольный Герой (показывают со спины) палит во дворе Кремля из пушки по воробьям.

Тоомск. Накатив стакан с «Новичком», Н. кричит «На здоровье!» и крякает от удовольствия. За окнами деревенской избы присядку танцуют русские мужики и медведи в сапогах и красных рубахах, подпевая «Раз-два, Но-ви-чок!».

Н. в тяжком похмелье просыпается в избе. Рядом румяная Помощница в сарафане и кокошнике. «Крым наш?» – тревожно спрашивает Н. пароль. «Не бутерброд!» – чеканит румяная. Н. выдыхает и начинает жаловаться на тяжелую долю России, до чего власть страну довела. Помощница показывает испачканную рвотными массами тельняшку. Н. доходчиво объясняет, что его забрызгал коррупционер-чиновник, пропивавший народные деньги по соседству в кабаке. «Он вам, гад, еще и исподнее попортил», – потупясь, сообщает помощница. И протягивает руку в чулан, чтобы взять чистое белье.

Чулан. В темноте стоят Иван Данков и Алексей Шостаков. Шостаков, вытирая пот со лба, продолжает делать ставки – 10 тысяч долларов, 20 тысяч долларов. Данков вытаскивает из чемодана с монограммой Н. семейные трусы со звездно-полосатым флагом. Набирает в рот содержимое термоса «Из России с любовью» и прыскает на исподнее. Морщится, недовольно смотрит на термос. Из двери появляется рука Помощницы, вслепую ощупывает воздух. Данков подсовывает ей отравленные трусы. Закручивает термос, небрежно стирает с него отпечатки пальцев о штанину и подкидывает вещдок в чемодан Н.

Салон самолета. Н. сидит рядом с Помощницей, бредит: «Медведи, медведи! Русские идут!». Помощница бежит в кабину пилотов, стучит, стирая руки в кровь. Требует экстренной посадки.

Два пилота в ушанках, слыша стук и крики Помощницы, натягивают ушанки поглубже, хлебают из горла водку на брудершафт, трижды целуются и продолжают полет.

Салон самолета. Помощница окровавленными пальцами выхватывает из бюстгальтера предмет, оказывающийся спутниковым телефоном. Азбукой Морзе отбивает на нем SOS.

Н. в бреду рвет на себе тельняшку, под ней оказывается еще одна.

Кабина пилотов. Пьяные пилоты в ушанках распевают «Ра-Ра-Раз-Путин!» и смеются. Вдруг самолет начинает пикировать вниз. Пилоты кричат и бегают по кабине. «Управление перехватили из космоса!» – «Точно, так было в аварии с Мишей Ефремовым!».

Кремль. Главный кабинет. На сцене в кабинете идет балет, балерины пляшут «Лебединое озеро». Раздается звонок телефона с одной кнопкой. Герой (показываем со спины) нажимает кнопку, сцена с балеринами поворачивается, балерины скрываются, на их месте – стена с картинами русских березок. Герой слушает, что ему сообщают по телефону. Говорит отрывисто: «Ни в коем случае не спасать! Главное – не давайте атропин!».

Москва. Остоженка. Немолодой мужчина с хорошим лицом внезапно вскакивает с постели, отряхивает матрас. Одевается и спешит к американскому посольству. Там, поднимая большой камень, находит передатчик. Что-то неразборчиво говорит в него. Смотрит в небо. Там мигает бело-голубая точка.

Салон скорой помощи. Врач осматривает Н. Говорит, что это нарушение обмена веществ. Вдруг глаза его стекленеют. Камера резко отъезжает, показываем огонек в космосе.

Космическая станция. Гендерно-нейтральный астронавт в майке Black Lives Matter и радужных лосинах, потягивая смузи из тюбика с листиком канабиса, нажимает на кнопки.

Скорая. У врача во лбу загорается лампочка. Он, по-прежнему со стеклянными глазами, вкалывает в некий мохнатый белый шарик шприц, на котором написано «Атропин». Протягивает его Н.: «Съешьте рафаэлку. У меня всегда с собой». Запихивает ее в рот Н.

У водителя скорой тоже загорается лампочка во лбу.

Космическая станция. Астронавт с бургером выстраивает на экране маршрут из Тоомска в Берлин. Нажимает Enter.

Склейка. Водитель скорой со стеклянными глазами жмет на газ и несется в Берлин.

Кремль. Главный кабинет. Герой (показываем со спины) раскладывает карты, чтобы узнать, что пошло не так. В пасьянсе выпадает карта короля пик. Герой пристально вглядывается в нее. Показываем субъективной камерой, как картинка короля пик размывается, превращаясь в лицо Алексея Шостакова.

Флешбэк. Пока Данков спит, бряцая на балалайке «Катюшу», Шостаков снимает тельняшку, оглаживает портрет Сталина и отпивает добрую половину содержимого термоса с «Новичком» и мочится в него, чтобы восполнить недостаток жидкости. Портрет Сталина на груди меняет цвет с синего на красный. «Какую страну прос**ли!» – говорит он, глядя на спящего с балалайкой Данкова, и сплевывает на пол махорку. Телефон радостно пиликает. На экране сообщение: ваша ставка победила. Выберете способ доставки. На экране появляется ледоруб, испачканный в чем-то темном.

Берлин. Наше время. Клиника «Шарли». Н. лежит на высокотехнологичной койке. Сексуальная медсестра в дирндле, с пшеничными арийскими волосами, заплетенными в две косы и бейджиком «Гретхен» на русском языке срезает с Н. все слои тельняшки. Доходя до последнего, обнаруживает на груди пациента вытатуированный профиль Иосифа Сталина. Профиль меняет цвет с синего на красный, Н. неожиданно открывает глаза и инфернально хохочет. На экране напротив него самопроизвольно активируется картинка: Сергей Скрипаль в наполеоновских эполетах подает Н. знак – раздвигает пальцы руки таким образом, чтобы между безымянным и указательным пальцем появилась буква V.

 

Конец.

 

Нэш Ван Дрейк, невинно убиенный кот бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля

Взгляд

Категории:  Юмор вокруг смеха
 
вверх