Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Вымирающее Каймоново

[25.06.2020 / 09:11]

Скоростная трасса, по которой мчится наш редакционный автомобиль сначала до Янталя, потом до Ручья, вызывает искреннее восхищение: свеженький асфальт, новая разметка… Жителям Усть-Кута с его разбитыми дорогами, напоминающими скорее направления, о такой трассе приходится только мечтать. Кругом красоты первозданной природы - хотелось просто не выпускать из рук камеру и снимать всё: высоченные сопки, покрытые густым лесом; разлившуюся после дождей реку Куту с её мрачно-тёмными водами; убегающие по железке многочисленные составы. Даже обычно немногословный водитель Евгений Александрович заметил: «Глаз не оторвать. Вот ещё бы сохранить это, а не оставить потомкам голые сопки».

 

 

Село с богатой историей

Вот и администрация Ручейского муниципального образования. После Янталя с его высотными многоквартирными домами поселение оправдывает своё название «сельское». Хотелось поговорить со старожилами о том, что они знают о селе Каймонове. Краеведением занимается школа. Её директор Екатерина Каспеева подготовила историческую справку. Из неё узнаём, что само поселение было образовано в середине XVII века как перевалочное место на середине пути Ленского волока - единственной на то время дороги на восток к реке Лене. Основано, скорее всего, русским казаком Митькой Гавриловым Каямоновым. Деревни Илимского воеводства обычно носили имя жителя, чаще пашенного крестьянина, являющегося его основателем. Местные крестьяне принимали активное участие в заготовке леса и строительстве судов, занимались сплавом грузов, в первую очередь хлеба (зерна), до Якутска (из книги «Водные пути реки Лены»). Интересную историю поведала специалист администрации Елена Герасимова, которую привезли в село в трёхмесячном возрасте из Ульяновской области.

- В селе жил мой дед Никита Михайлович Анисимов, 1898 года рождения, который был отправлен сюда на поселение после лагерей, - рассказывает она. - Был он неграмотным, мог написать только первые три буквы своей фамилии. Отец мне рассказывал, что сослали его в эти края в 1942 году, прямо с фронта. С самолёта были сброшены немецкие листовки, и многие солдаты напихали их себе в карманы на самокрутки. Был дед неграмотным - прочитать ничего не мог, но срок за это получил. Хорошо ещё, что не расстреляли. Как позже он говорил, посадили за клочок бумаги. Уже позже сюда перебралась его семья - бабушка с тремя сыновьями. Папа был младшим. Он один и остался здесь.

- Плохо, что раньше мы как-то мало интересовались такими вопросами, а дед про это не любил говорить, - сетует Елена Викторовна. - А теперь и спросить уже некого…

«Наша Санта-Барбара»

Вместе с главой Ручейского сельского поселения Андреем Петровичем Багаевым и специалистами администрации выезжаем в Каймоново. В единственном магазинчике (бывшем школьном классе), который расположен рядом с придорожным кафе, беседуем со старостой Валентиной Антипиной. Она ещё и продавец. Говорит, что в селе постоянно проживает 46 жителей, а числится намного больше - 76 человек. В 1972 году молодой девчонкой её направили сюда начальником отделения связи. Потом была дежурной по станции. Здесь повстречала мужа-тракториста, здесь родились и выросли дети. Старшему внуку уже 30 лет.

- Тогда здесь было подсобное хозяйство от Ленурса, - вспоминает женщина. - Дорожный участок был. Люди работали. Сельский совет здесь же, медпункт, начальная школа... Ручей тогда относился к Каймоновскому сельскому совету.

Валентина Николаевна - главный человек на селе, она знает про каждого жителя буквально всё. Забежавших за соком и сладостями ребятишек называет по именам. Хранит все тайны родной уже деревни, которую со смехом называет: «Наша Санта-Барбара». Ей во всём помогает Татьяна Зырянова, фельдшер ФАПа. После окончания мед-училища приехала сюда, вышла замуж. С тех пор минуло уже более трёх десятилетий.

- Когда приехала, - погружается она в воспоминания, - дома были красивые, жизнь в селе кипела. Здесь было подсобное хозяйство Мостостроя-9. Почти все жители тогда держали коров, поросят, плотно занимались огородами.

Несмотря на то, что Каймоново расположено в 12 километрах от Ручья, начальство заглядывает сюда нечасто, а потому сейчас по случаю приезда гостей случился мини-сход.

- Дороги ремонтируете в Ручье. А у нас будете отсыпать? - интересуется староста у главы.

- Ваши дороги на кадастровом учёте пока не состоят, а потому бюджетные средства на них тратить не можем. Но по освещению нынче будем плотно работать: получили средства из области, - уверяет Андрей Петрович. - Столбы все поменяем. И надеемся, что вскоре из Усть-Кута в Каймоново будет ходить маршрутное такси.

Семь «я»

Вместе с фельдшером идём по почти нежилой деревне. Дома неухоженные, много брошенных. Татьяна Владимировна говорит, что на них нет никаких документов: как сто лет назад жители были вписаны в похозяйственную книгу, так на этом и всё. Прямо как в песне: мой адрес не дом и не улица, а просто село Каймоново.

 

 

На краю деревни когда-то кипела жизнь. О мощном подсобном хозяйстве теперь напоминают лишь сохранившиеся остовы фермы и котельной. А ранее здесь содержали КРС, молоко перерабатывали и даже в городе покупали здешние свежие сливки, творог, масло.

Двухквартирный дом, в котором теперь проживает одна из многодетных семей села (всего их три), отличается ухоженностью. Чувствуется, что у хозяев руки растут откуда надо. Особенно порадовала новая теплица, покрытая поликарбонатом. Знакомимся с мамой — Анной Кузнецовой, воспитывающей пятерых сыновей! Старшему, Никите, 16 лет, собирается поступать в Северобайкальский железнодорожный техникум. Самым маленьким, двойняшкам Косте и Стёпе, лишь по два с половиной года. Анна здесь родилась, сама из многодетной семьи, но рассказывает, что поначалу даже не думала, что у самой будет такая большая семья. Однако семь лет назад повстречала молодого человека, и с тех пор они вместе.

- Нормально живём, - с улыбкой говорит Анна, - своим трудом. В основном за счёт огорода. Держим курочек, гусей. Я никуда не хочу отсюда уезжать. Дети на улице гуляют без всякого страха. Вот даже племянница из города приехала в гости.

Рассказывает, что у каждого ребёнка есть свои обязанности по дому. Никита отвечает за воду, которую приходится возить из родника - скважины у них нет. Сетует, что многочисленные кандидаты в период выборов много лет обещают пробурить её, но обещанного, как известно, приходится ждать долго. В селе есть Интернет, а потому школьники без труда занимались на удалёнке. Раньше, до пандемии, ездили на школьном автобусе в школу п. Ручей. Анна получает алименты на старшего сына, детские пособия, даже теплицу купила за счёт соцконтракта (помощи). Муж работает в Янтале. Но до прожиточного минимума всё равно не дотягивают.

На вопрос о том, спиваются ли люди в таких заброшенных сёлах, Анна глубокомысленно заявляет, что это выбор каждого человека, на который никто не может повлиять.

Быть или не быть?

По словам Андрея Багаева, в сферу деятельности его администрации входит не только более-менее благополучный Ручей, но и такие деревеньки, как Каймоново, Бобровка, Максимова. В Бобровке, например, осталось два жителя, которых невозможно выселить даже по суду. Другие давно выехали - правда, прописку оставили прежнюю: надеются получить квартиры по переселению. В Каймоново тоже многие с удовольствием уехали бы в тот же Усть-Кут, поближе к детям, но нужны жильё и работа.

С другой стороны, здесь рыбалка и охота. Тихо и спокойно. Живи себе в удовольствие, возделывай землю в личном подворье, выращивай скотину. Только вот немногие хотят этим заниматься. Хлопотно. Спивается деревня. Подростки, которыми никто не занимается, часто от избытка энергии разбирают брошенные дома, крушат заборы, бьют стёкла. Иногда приходится даже вызывать полицию, комиссию по делам несовершеннолетних. Но они приедут, запротоколируют и уезжают. А воз и ныне там...

Плохо, бесперспективно живёт Каймоново. Намного хуже, чем сёла верхнего подрайона. Там народ подружнее, и брошенные дома стоят десятилетиями нетронутыми. На взгляд старосты, нужно привести в нормальное состояние хотя бы внешний вид села, чтобы хотелось сюда приехать, посмотреть красивые места, отдохнуть. Только вот кто это всё будет делать... Грустно.

Не знаю, снится ли эта деревня людям, родившимся здесь и давно выехавшим. Наверное, забыли как страшный сон. От прежнего лирического настроения не осталось и следа. А фотографировать развалины, в которые превратились когда-то добротные дома, не лучшее занятие. Одним словом, безнадёга…

 

Татьяна Барклатьева, фото автора

Копейка

Категории:  Окраина России
 
вверх