Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Как вирус ускоряет закат

[16.06.2020 / 12:07]

Италия, наконец, выходит из эпидемии, теперь главная проблема – не биологический вирус, а те меры, которые правительство с его экспертами продолжает принимать.

«Коронавируса больше не существует», – это слова профессора Альберто Зангрилло, директора отдела интенсивной терапии в больнице Сан-Раффаэле в Милане. Он участвовал в теледебатах на одном из каналов и сказал буквально следующее: «Сегодня 31 мая, а около месяца назад эпидемиологи выражали опасение, что в июне наступит новая волна, и кто знает, сколько мест интенсивной терапии потребуется. На самом деле вируса с клинической точки зрения больше не существует». Сообщения о новых заражениях и жертвах доказывают, что профессор Зангрилло прав.

Однако похоже, что конец эпидемии стал настоящей проблемой не для населения, которое просто хочет снова начать нормальную жизнь, а для правительства с ордой высокооплачиваемых экспертов. Если CОVID-19 исчезнет слишком рано, то как же они будут продолжать обеспечивать соблюдение текущего санитарного режима?

Ведь есть уже и программа для смартфонов на отслеживаемость, и вовсю разворачиваемый процесс разработки вакцины, и другие проекты, связанные с пандемией. Для их авторов предполагать возвращение к нормальной жизни – все равно, что впадать в ересь.

«Коронавирусный фанатизм» власти понятен: появилась небывалая возможность создания расширенной системы социального контроля и технократического санитарного порядка, навязываемого внешними финансовыми олигархами, которые используют психоз и страх в качестве средства убеждения. Здесь нет ничего спонтанного: план по использованию новых методов социального контроля продуман до мелочей.

Итак, начинается летний сезон. Италия – одна из самых красивых стран в мире. Для тех итальянцев (их меньшинство), у которых будет достаточно денег для отдыха на море, будет предусмотрен целый ряд ограничительных мер на пляже (как и для иностранных туристов), несоблюдение которых грозит немалыми штрафами. Чтобы следить за соблюдением этих мер и штрафовать провинившихся, на пляжах появятся люди в форме. Сообщается, что правительство готово мобилизовать около 60 000 «контролеров нравов».

А что ждет в сентябре итальянских студентов? Министр образования допустил даже такое нововведение, как установка во всех классных комнатах индивидуальных пластиковых барьеров для соблюдения дистанции. Однако после массовых протестов эта мера, похоже, вряд ли будет реализована.

Тем не менее понятен сам принцип построения нового общества, основанного на социальном дистанцировании: носить маску, жить на расстоянии друг от друга, не допуская ненужных сантиментов, когда человек существует только для покупки и оплаты.

Как утверждает молодой итальянский философ Диего Фусаро, CОVID-19 – это классовая эпидемия: она поражает слабых, а поддерживает (уже) богатых. С одной стороны, знаменитости, призывающие оставаться дома в своих шикарных виллах с бассейном; с другой – так называемые нищеброды в 40 квадратных метрах квартиры без балкона. Опять же: с одной стороны, многонациональные группы, которые обогащают себя, с другой – местные предприятия, мелкие торговцы и наемные работники, которые, мягко говоря, «убиты наповал».

Фактически, как справедливо утверждает Фусаро, больше всего пострадали от принудительного закрытия люди, работающие на мелких и средних предприятиях.

6 апреля итальянский премьер-министр Джузеппе Конте в одном из своих многочисленных телевизионных выступлений говорил о «мощном» вмешательстве, «огромной огневой мощи», направленной для компенсации свернутой коммерческой деятельности работникам без заработной платы, семьям, оказавшимся в затруднительном положении. «Мы даем немедленную помощь в размере 400 миллиардов евро для наших компаний: 200 для внутреннего рынка, еще 200 для экспорта. Это огневая мощь», – пояснил итальянский премьер-министр на пресс–конференции. Вот только искр в этой «огневой мощи» маловато.

«Эти меры приводят страну в разрушительную ситуацию не только для экономики, но и для психического здоровья нации. Мы из этого не выйдем, это коллективное безумие. Либо страна перезагружается, либо мы облажались. Мы не будем умирать от вирусов, но умрем от голода или будем прокляты».

Так считает известный итальянский психиатр и криминолог Алессандро Мелуцци подвергший резкой критике меры по сдерживанию, принятые итальянским правительством.

Столкнувшись с этим сценарием кризиса и бедности, когда ЕС ожидает рост безработицы в Италии в 2020 году на 11,8% из-за трехмесячного замораживания деятельности многих коммерческих и промышленных предприятий, – что делает итальянское правительство? Помогает итальянским рабочим, которые потеряли работу и не знают, как прокормить свою семью? Нет, на данный момент единственная конкретная мера в так называемом «указе о повторном запуске» по возрождению итальянской экономики, недавно подписанном правительством Италии, заключается в приеме и легализации 480 тысяч иммигрантов. Большинство из них по прибытии в Италию, по-видимому, работать не будут, но начнут получать «навар» от субсидий, концессий, немыслимых прав для любого бедного итальянца.

Корабли, полные мигрантов из Африки и Азии , прибывают в итальянские порты каждый день. Для них нет проблем с расстоянием, нет штрафов, их ждет размещение в отелях. Это уже действительно на грани безумия! Здесь коронавирусная инфекция ни при чем. Здесь мы наблюдаем полную потерю здравого смысла и торжество антиитальянской идеологии.

Если мы посмотрим вокруг, то не только в Италии, но и на всем Западе уже невозможно не замечать крах культуры, потерю ценностей, торжество посредственности.

В последние месяцы к экономическому и социально-политическому кризису, добавился новый – санитарный.

На самом деле еще до появления коронавируса Запад уже стал жертвой регресса, который, по моему мнению, является результатом повсеместного «единомыслия», принявшего облик «политкорректности». Эта идеология, которая питается идеями «добризма», противопоставляет здравый смысл убеждению: делать «добро», не осознавая, что на самом деле часто совершается зло. За последние двадцать лет мы стали свидетелями превращения «добра» в «добризм», иными словами, добро из ценности стало идеологией, одним из многих «измов», не обещающим своим сторонникам ничего хорошего.

Сторонники этой идеологии «добра» сейчас представляют собой элитный класс: это так называемые «либеральные» интеллектуалы и «левые» политики, имеющие мощную поддержку наиболее влиятельных средств массовой информации. Сегодня в Италии они являются носителями новомодного жаргона «политкорректных», самых странных прав для всех (прав без каких-либо обязанностей), «Jussoli» (автоматического гражданства для всех), «открытых портов»… Они всегда говорили и говорят, что хотят разрушить стены и построить мосты (в метафорическом смысле).

Несмотря на внешне хорошие предложения во время распространения эпидемии коронавируса, эти политики в течение нескольких дней ввели во всей стране состояние «домашнего ареста», которого ни один режим в Италии никогда не создавал.

Как говорит Александро Тирелли, президент Палаты специалистов по уголовному и европейскому праву, «во время закрытия мы оказались в Италии в состоянии, когда конституция была приостановлена ​​и оскорблена».

Итальянцы внезапно оказались лишенными самых основных свобод, таких как перемещение, работа, посещение школ и университетов, даже развлечений. Они были лишены даже достойных похорон для своих близких! Католическая Церковь не противилась этим мерам…

Лишение верующих таинства Евхаристии, запрет на достойные похороны и, следовательно, невозможность утешения для верующего, потерявшего любимого человека, стало признаком того, что западное общество пришло к упадку.

Все великие цивилизации в истории уважали своих умерших, и похоронные культы играли у них основополагающую роль. Все мы помним из «Илиады», как царь Трои Приам отправился к Ахиллесу, чтобы попросить у него труп своего сына Гектора, убитого великим греческим воином, чтобы устроить ему достойные похороны. И Ахиллес ему не отказал. Мы уже потеряли это сострадание, мы больше не великая цивилизация.

А, с другой стороны, чего можно ожидать, когда католическая Церковь с ее иерархами чуть ли не размахивает флагами «левых», у которых все сводятся к интернационализму и ультраиндивидуализму без социальной справедливости, без уважения прав трудящихся и коллективных идентичностей.

Это горький плод «единомыслия» «прогрессивных» глобалистов, отвергающих «устаревшие» ценности и утверждающих новые, где зло становится добром, ложное – истинным, безобразное – прекрасным, и всё это ведет к новому «закату Европы».

Само собой разумеется, что это глобализированное общество сумело обесценить все понятия этики, справедливости, социальной солидарности и способствовало огромному росту неравенства между социальными слоями населения и разрыву экономических связей между странами.

Так что же это за идеология – «добризм», если не трусость, замаскированная под добродетель?!

Что будет после этой эпидемии? А что происходило после каждой великой войны и каждой великой чумы? Ничего особенного! Совершенствовалась техника, человек же не менялся к лучшему, а жил по-прежнему. Человечество вообще ничему не учится на своих страданиях и ошибках.

Должны появиться новый святой Бенедикт или новая святая Жанна д'Арк, которых, однако, пока не видно на горизонте.

Если в качестве лидера возникнет человек с высокой моралью, обладающий разумом, не испорченным отсутствием веры, перспективы Запада, безусловно, будут другими, и его закат не будет неизбежным.

Но сегодня не хватает именно этого: «интеллекта, поддерживаемого верой». Там, где нет чего-то более высокого и драгоценного, чем «настоящее» без перспектив, там, где нет смысла истории и жизни, там жизнь заканчивается, и цивилизации умирают.

Сказать в заключение «все будет хорошо» – было бы лукавством.

Несомненно, эта эпидемия увеличивает скорость заката Европы. Недостойные политики будут все чаще окружаться «экспертами», «специалистами», которые не имеют ничего общего с настоящей политикой.

Дистанция и одиночество будут прерогативой будущего: мы будем все более разобщены культурно и социально, питая взаимное недоверие друг к другу. Вот почему эта эпидемия подходит к концу, а «эксперты» и политики уже ожидают другую напасть.

В итоге все мы будем связаны передовыми технологиями, но под контролем тех, кто обладает монополией на эти услуги. А наша былая свобода на фоне той минимальной, что нас ждёт, станет лишь смутным воспоминанием.

 

Элизео Бертолази

Столетие

Категории:  Европа
 
вверх