Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Американцы угрожают «Роснефти» санкциями

[07.02.2020 / 17:01]

Советник президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен заявил, что американцы готовы принять меры против российской компании «Роснефть», если та не изменит свою политику в отношении Венесуэлы.

«Роснефть» остается последней российской компанией, которая работает в Венесуэле, находящейся под давлением санкций США, включающих запрет на торговлю нефтью с этой страной. Все другие отечественные структуры, включая «Газпром», заморозили свою деятельность в Венесуэле, а «Роснефть» осталась работать, причем очевидно, что этот момент является частью межгосударственных соглашений.

Пока непонятно, какие это могут быть санкции, но если посмотреть на другие американские пакеты, то у США есть возможности негативно повлиять на деятельность «Роснефти». Достаточно вспомнить историю с «Северным потоком-2» и увидеть, что американские рестрикции могут быть введены даже против проекта, который пользуется поддержкой их стратегических союзников по НАТО.

В беседе с ФБА «Экономика сегодня» вице-президент «Роснефти» Михаил Леонтьев отказался комментировать создавшуюся ситуацию и заметил, что его компания по таким вопросам традиционно комментариев не дает.

Не до конца понятно, почему американцы именно сейчас решили пропедалировать этот вопрос, поскольку венесуэльская тема, если не затухла, то ушла на второй план мировой политики. Легитимный президент Николас Мадуро остается у власти, а фигура самозванца Хуана Гуайдо больше не пользуется спросом даже у западных СМИ.

Этот человек сегодня находится в США, где крутится внутри американского политического истеблишмента и проводит встречу с разными подконтрольными Вашингтону структурами. Например, с Организацией американских государств, но Гуайдо не стал альтернативой Мадуро, который смог бы при поддержке США объединить венесуэльцев.

Пятого февраля Трамп в Конгрессе США заявил о намерении «сломить тиранию Мадуро», но американский лидер говорит об этом уже не первый год, из-за чего к данной риторике не стоит относиться, как к намерениям, которые Штатами будут реализованы на практике.

«Если мы посмотрим на президентство Трампа, то сразу выделим там цикличность. Сначала была Северная Корея, вокруг которой Белый дом регулярно нагнетал обстановку. После того, как этот вопрос начинает пробуксовывает, Трамп берется за Иран, где также все быстро заходит в тупик, и в результате он переходит к Венесуэле и режиму Мадуро», - заключает Блохин.

Создание внешнеполитических провокаций является обычным приемом для Трампа, причем он пытается так решать свои внутренние проблемы, а уже затем реализовать внешнеполитические задачи США. В их контексте Венесуэла, безусловно, является оппонентом.

«Перед нами второй заход на Венесуэлу. Год назад предшественник О’Брайена – Джон Болтон, говорил, что американцы рассматривают вопрос вторжения в данную страну и прочее в этом духе. И такое происходит со всеми геополитическими противниками Вашингтона, которые регулярно меняют друг друга в роли главного объекта американских внешнеполитических усилий», - констатирует Блохин.

Блохин отмечает, что у американцев здесь действует ограниченное число «карт» – это КНДР, Иран, Россия, Китай и Венесуэла, причем когда какое-то из направлений отработано, Соединенные Штаты сразу меняют объект своих усилий.

«Недавно Трамп «отработал» вопрос отношений с Китаем – Вашингтон с Пекином договорились, что эта тема отошла на второй план. Теперь Белый дом берет следующую карту и начинает разыгрывать вопрос Венесуэлы. Американцы поняли, что «взять быка за рога» не получилось и решили поменять стратегию своего давления на эту страну», - резюмирует Блохин.

В этой истории США отрабатывают сразу два направления

Президент Мадуро вместе с боливарианским политическим режимом в Венесуэле продемонстрировали высокую степень выживаемости, из-за чего американцы решили оказать давление не на них самих, а на государства и компании, которые продолжают с ними работать.

И если против России или Кубы можно вводить бесконечное число санкций, и это точно ничего не даст, то «Роснефть» является коммерческой структурой, которая ведет бизнес по всему миру, поэтому США могут наложить серьезные ограничения на сотрудничество с ней.

«К тому же, здесь убиваются сразу два зайца – этот удар идет, как по России, так и по Венесуэле. Американцы продолжают искать сегменты отношений между Россией и США, которые не затронуты санкциями и пытаются их как-то заполнить», - заключает Блохин.

По мнению Константина Владимировича, О’Брайен не является инициатором этой истории, поскольку Трамп поставил данного политика на эту должность вместо Джона Болтона, чтобы его советник по национальной безопасности не пытался проводить самостоятельных шагов.

«Перед нами сверхлояльный Трампу человек, поэтому основным фактором в этой истории является нефть, которая остается одним из наиболее важных направлений для Трампа. В своей книге он писал, что хочет снизить цену на нефть до 25 долларов за баррель, чтобы обанкротить страны, которые на этом зарабатывают, т.е. Иран, Венесуэлу и Россию», - констатирует Блохин.

И пока из этого ничего не вышло. Российская экономика выдержала давление, а наши главные проблемы связаны не с санкциями и ценами на нефть, а со структурой народного хозяйства. Нефтяная торговля Ирана полностью парализована, но нет свидетельств того, чтобы это государство дрогнуло, а что касается Венесуэлы, то данная страна живет в состоянии кризиса, как минимум, с 2013 года. Венесуэльцам Трамп даже назначил нового президента, но легитимный режим президента Мадуро продолжает контролировать там ситуацию.

 

Дмитрий Сикорский

Экономика сегодня

Категории:  Россия - США
 
вверх