Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Панцирь» научился поражать копеечные цели

[01.02.2020 / 12:24]

В пятницу на полигоне под Новосибирском прошли маневры расчетов зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь-С1». Условным противником зенитчиков стала группа ударных беспилотников, которая по сценарию атаковала колонну военной техники. Как сообщил телеканал «Звезда», задачу для расчетов ПВО усложнили – дроны стартовали с разных направлений. Цели засекли на расстоянии 20 километров и сбили на безопасном расстоянии.

За два дня до этого навыки отражения атаки беспилотников, летящих на разных высотах, отрабатывали на двух горных полигонах 201-й базы в Таджикистане. Здесь задействовали комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) «Урал» и зенитные установки ЗУ-23. И, как передал  «Спутник»,  «с ходу уничтожили цели на дальности до 2 километров».

Частота, с которой силы ПВО оттачивают навыки уничтожения беспилотных летательных аппаратов, вполне объяснима. Россия, и другие ведущие в военном отношении державы в последние 3-4  года столкнулись с совершенно новой угрозой. Это небольшие, малоскоростные и зачастую собранные в кустарных условиях беспилотные летательные аппараты (БПЛА).

Такие дроны периодически пытаются атаковать российскую базу Хмеймим в Сирии – последняя по времени попытка имела место 19 января. А в новогоднюю ночь 2018 года боевики провели успешную атаку базы, что привело к гибели двух военнослужащих. Как утверждал тогда РБК со ссылкой на источники в Минобороны, в нападении были задействованы восемь дронов. В результате повреждения получили четыре самолета и два вертолета. Технике, которая стоит десятки и сотни миллионов рублей был нанесен урон с помощью устройств, которые стоят в буквальном смысле копейки.

Можно также вспомнить об атаке на НПЗ в Саудовской Аравии, которую устроили йеменские повстанцы-хуситы при помощи девяти дронов. Такой тактике, как уже говорилось, от силы несколько лет. В 2016 году эксперты британской организации Conflict Armament Research впервые сообщили об обнаруженной в Ираке мастерской по сборке самодельных ударных БПЛА: боевая часть на основе компонентов советского ПЗРК «Стрела-2М», японские и южнокорейские радиодетали, каркас из фанеры.

С тех пор производство было поставлено на поток. Специалист по Ближнему Востоку, эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов рассказал газете ВЗГЛЯД:

«Пик массового применения беспилотников «Исламским государством» пришелся на 2016-2018 годы. Например, иракские военные, боровшиеся с ИГ в районе Мосула, признавались, что им приходилось «одним глазом смотреть прямо, а другим – наверх».

«В качестве боеприпасов боевики использовали «выстрелы» от подствольных гранатометов», – добавил эксперт.  Причем, отметил он, далеко не всегда боевикам требовалось собирать дрон с нуля. «Очень часто применялись БПЛА китайского производства, которые просто закупали через известные интернет-магазины», – рассказал Мардасов. Добавим, что дроны-разведчики боевиков (корпус из простейших материалов плюс обычная видеокамера) координируют перемещение «джихад-мобилей».

Причина эффективности действий сверхдешевой и сверхмалой беспилотной авиации проста – средства ПВО разрабатывались тогда, когда небольших и малоскоростных беспилотников просто не существовало. «Дроны стали малогабаритными, с малой эффективной площадью рассеяния, летающие на малых скоростях. Уязвимым местом всех радиолокационных систем является как раз работа по таким небольшим малоскоростным целям», – пояснил в недавнем интервью интервью ТАСС главный конструктор зенитных комплексов тульского КБ приоборостроения имени Шипунова (КБП) Валерий Слугин. Именно КБП было разработчиком ракетно-пушечных комплексов «Панцирь».

Один из создателей «Панциря» сообщил, что число сбитых этими зенитками в Сирии вражеских беспилотников превысило сотню, значит новое средство ПВО доказало свою эффективность.  

Но, как пояснил Слугин, «Панцирь» изначально был рассчитан в том числе на борьбу с беспилотниками, но с беспилотниками самолетного типа, большими и скоростными. Мелкие и тихоходные дроны просто не существовали на момент разработки комплекса. Напомним: «Панцирь С-1» был создан в 1994 году.

«Дроны-камикадзе имеют очень малую эффективную площадь рассеивания (ЭПР) – менее 0,2 кв. метра. Это очень мелкая и малоскоростная цель, которую затруднительно выявить радиолокаторами», – пояснил газете ВЗГЛЯД военный эксперт Алексей Леонков.   Обнаружение такого рода дронов на радарах ПВО осложнено еще и тем, что в конструкции беспилотников «все чаще используются композитные материалы, а вместо двигателей внутреннего сгорания – электрические, что снижает количество металла в их конструкции», – указал эксперт. – То же касается и боеприпасов. На наземные цели сбрасываются практически безоболочные взрывные устройства – без металлической оболочки».

Надо признать, что отечественный ВПК ответил на новую угрозу довольно быстро. Те же комплексы «Панцирь» в их современной модификации стали более зрячими. Как сообщил Валерий Слугин, в дополнение к радиолокационному режиму наведения, в «Панцирях» уже реализован оптический режим, «который нечувствителен ко всем отражениям от поверхности – ему все равно, летит ли цель над землей или, допустим, едет по земле». Использование оптики с тепловизором, в частности, позволило эффективно поражать наземные цели – пресловутые «джихад-мобили».

Как отмечают эксперты, радиолокационная система комплексов «Тор-М2МКМ» уже способна засекать цели с ЭПР больше 0,1 кв. метра на расстоянии 32 километра, а мелкие цели – на 10-15 километрах. Как отмечал Алексей Леонков в материале, опубликованном недавно в «Российской газете», из западных вооружений подобную точность могут гарантировать  американские комплексы Patriot. Батареи Skyguard II и Shanine, хотя и предназначены, в том числе, для уничтожения дронов, с такой задачей справиться не могут, пояснил Леонков. Хотя, добавил он, нефтяные заводы Saudi Aramco охраняли не только Skyguard II и Shanine,  но и «Пэтриоты» – однако дронам удалось нанести удар.

Кроме того, появилось первое подтверждение того, что российские ПВО получат ракету, предназначенную для уничтожения малых и медленных дронов в ближней зоне 5-7 километров.  Для сравнения, в декабре прошлого года командование ВВС США представило как достижение уничтожение миниатюрного беспилотного летательного аппарата истребителем F-16 с расстояния в 300 метров.

«Зачем класть столько пороха в ракету, ставить такие мощные двигатели? Экономически целесообразно сделать маленькую ракету», – пояснил в этой связи Слугин.  Вопрос в том, как скоро КБП может разработать такую малую ракету. Судя по интервью Слугина, у разработчиков пока нет ответа по этому поводу. Разработка, производство и испытания новых ракет займут, по оценке конструктора, более трех-четырех лет.  Но зато когда наконец такие средства появятся, как рассчитывают производители, на «Панцири» можно будет ставить в четыре раза больше ракет. «Это повысит боевую производительность, увеличивая количество целей, которые можно поразить одним боекомплектом», – полагает Слугин.

 

Михаил Мошкин

Взгляд

 

Категории:  Удар и защита
 
вверх