Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Впечатления от поездки в ДНР

[01.10.2019 / 18:32]

Группа писателей из России посетила Донецкую Народную Республику с 26 по 30 сентября в рамках фестиваля «Звезды над Донбассом». В многочисленных мероприятиях, которые прошли не только в Донецке, а также Горловке и Макеевке, приняли участие Сергей Лукьяненко, Михаил Тырин, Сергей Волков, Юрий Бурносов, Дмитрий Казаков, Евгений Лукин, Дмитрий Байкалов, Роман Злотников, Андрей Лазарчук, Александр Пелевин, Сергей Чекмаев и другие заметные авторы.

Со стороны Донецкой и Луганской Народных Республик в фестивале участвовали фантасты Владислав Русанов, Федор Березин, Георгий Савицкий, Глеб Бобров, а также еще ряд писателей, живущих и творящих в Донбассе.

Федеральное агентство новостей поговорило с известным российским фантастом Сергеем Лукьяненко и расспросило его о поездке.

- Расскажите, пожалуйста, как возникла идея поехать в Донбасс.

- Эта идея возникла некоторое время назад у писателя Андрея Лазарчука, который периодически ездит в Донбасс. Она была поддержана Общественной палатой ДНР. Собрались писатели-фантасты, довольно большая группа, люди разных поколений и даже политических взглядов - кто-то либеральный, кто-то более патриотически настроен. Просто люди, которые решили поехать, посмотреть, встретиться с читателями, возможно, добавить немножечко радости в жизнь простых граждан.

- Скажите честно - страшно было ехать?

- Честно - нет. Я считаю, что стыдно бояться, когда там постоянно живут люди и, несмотря ни на что, улыбаются, гуляют по улицам. В Донецке везде цветут цветы, город остается чистым, красивым вопреки всему. В такой ситуации бояться как-то стыдно.

Я рад, что меня никто не отговаривал - ни супруга, ни родные. Сказали: «Конечно, это правильный поступок - встретиться с читателями, которые живут в таком проблемном месте!»

- А не было ли у вас опасения, что эта поездка окончательно вас дистанцирует от нашей российской так называемой «культурной общественности», которая по большей части сильно либеральна?

- Знаете, наша культурная общественность на самом деле очень разная. Среди нее есть достаточно много людей не только либеральных, но и нормальных, людей патриотических убеждений. Кто-то опасается мнения окружающих, но это, наверное, в основном распространено среди артистов и музыкантов - они побаиваются открыто выражать свои взгляды. Возможно, это связано с зависимостью от неких либеральных кругов. Но и в этой среде много достойных людей, которые честно высказывают свою позицию!

Подчеркну, что сам термин «либеральность», в общем-то, неправильный. Это у нас в России либеральность какая-то странная, извращенная, направленная обязательно вопреки интересам страны, интересам народа. При этом есть довольно много тех, кто остается людьми, отстаивая либеральные взгляды. А не превращаются не пойми во что.

- Какие мероприятия прошли в ДНР? Только в Донецке были встречи или в других городах тоже?

- Мы в основном были в самом Донецке: встречались с читателями, а также с местными журналистами, которым тоже было интересно поговорить, услышать наше мнение и т. д. Поездили мы и по более горячим, скажем так, точкам, по пригородам - Горловке, Макеевке. То есть по тем местам, где были разрушены дома, где видны следы боев, где нам показывали — «вон, через километр уже позиции ВСУ, а здесь не будем проезжать, потому что сюда может прилететь».

- На передовую вас возили?

- Нет, не возили. Видимо, посчитали это и небезопасным, и, может быть, даже неправильным, потому что мы все-таки позиционировали свой визит в первую очередь как мирный, культурный. В некотором смысле мы, конечно, были на передовой, поскольку все окраины Донецка - это, к сожалению, передовая. Но в расположении частей ополченцев не были.

- А на Ясиноватском блокпосту были? Мне кажется, я вас видела на фотографии.

- Да, когда мы проезжали, были на блокпосту, стоящем на дороге. Подарили ребятам книги, потому что, видите - война войной, а люди же все равно читают.

- Как вам кажется, насколько отличается реакция людей, приходящих на встречи с вами, если сравнивать Россию и ДНР?

- Знаете, мне кажется, в Донбассе реакция более искренняя, более радостная - в силу того, что там люди несколько задавлены недостаточно активной культурной жизнью. Это, конечно, на них давит. Понятно, что людям хочется внимания деятелей культуры, и поэтому то, что мы приехали, стало для них радостным событием.

Но в целом это наши читатели, которые подходят, просят подписать книжки, спрашивают о планах. Иногда интересуются нашими взглядами на то, что происходит, и тем, когда это прекратится, скоро ли они смогут жить мирной жизнью. Здесь мы можем только пожимать плечами и выражать свои надежды на лучшее.

- Как вы думаете, почему действительно заметные писатели, такие как вы, редко ездят в Донбасс - буквально единицы. Почему не балуют своим вниманием читателей, живущих в этом регионе?

- Дело в том, что Донецк все же находится на особом положении - там, в частности, есть комендантский час. И приезжать туда как одиночка, без приглашения - значит лишь доставлять проблемы местной власти. Ну, просто по той причине, что им придется беспокоиться о нашей безопасности, чтобы, не дай бог, чего не вышло. И так далее. Поэтому вот просто так взять и приехать - это все же будет в какой-то мере не совсем правильно. Наша поездка была согласована, нас ждали.

Немаловажно и то, что добираться в Донецк достаточно сложно. Мы ехали через Ростов-на-Дону, потом через границу. Дорога на машине от аэропорта «Платов» до столицы ДНР занимает 5-6 часов. Конечно, это все не так просто… Но преодолимо!

Местные жители очень надеются, что будет налажено железнодорожное сообщение с Россией, и тогда все, естественно, будет проще.

- Многие отмечают, я тоже по себе это заметила, что едва пересекаешь границу - и сразу на каком-то интуитивном уровне возникает другое ощущение. Как поет Юлия Чичерина, «здесь все по-другому, здесь даже воздух другой…» Вы что-то такое там ощутили?

- Да. Там, наверное, больший уровень искренности, открытости, может быть, гордости людей. Гордость эта, я считаю, совершенно справедливая, потому что люди борются, отстаивают свое право жить, говорить на родном языке. Жить по тем правилам, которые они считают человеческими, нормальными, а не теми, которые устанавливают какие-то совершенно озверевшие люди, пришедшие к власти и взявшие в руки автоматы.

И этот уровень собственного достоинства чувствуется. Понятно, что есть и огромная накопившаяся усталость. Людям тяжело постоянно жить в состоянии стресса. Когда такое длится годами, это очень тяжело. Это выматывает.

- Эта поездка в вас что-то изменила в плане восприятия современных исторических, общественно-политических процессов?

- Я понял, глубинно прочувствовал, что мир нынче - это очень хрупкая вещь, которая может быть утрачена буквально в одночасье.

Скажу совершенно честно: у меня возросла неприязнь к тем, кто пытается применять, пусть даже с самыми благими целями, некие антиконституционные методы давления на власть, устраивать незаконные митинги и прочее. Так нельзя. Потому что это в итоге приводит к тому, что произошло в Донбассе.

Я лишний раз понял, хотя чувствовал это и раньше, что по большому счету у нас на территории исторической России идет гражданская война. Я убедился, что распад СССР стал началом большой вялотекущей гражданской войны на всей его бывшей территории. Мы ее, слава богу, уже пережили у себя - конфликты на Северном Кавказе в прошлом. Эта война продолжает идти в Карабахе. В замороженном виде продолжается в Приднестровье. Рвануло на Украине…

Произошла катастрофа - распад Советского Союза, осуществленный нагло, с дурью, с нахрапом. Реактивный развод стран-республик выявил все те подземные пустоты, подводные камни, которые были скрыты в годы советской власти. Началась гражданская война - временами тихая, вялотекущая, прорывающаяся то тут, то там. И я боюсь, что она далеко не окончена и еще долгие годы будет проявляться в самых неожиданных местах и формах.

- Если смотреть на современную Украину, как вам кажется, есть ли будущее у Донбасса в ее составе?

- Я себе не представляю, как это может быть без полного обезлюдивания Донбасса. Потому что люди, которые там живут, которые пять лет прожили под бомбами, снарядами, слыша то, что про них говорят на той стороне, в большинстве своем вернуться на Украину не могут и не хотят. То есть если Донбасс просто так брать и впихивать в состав Украины, то при этом впихивании людей там не останется. Кто-то уедет в Россию, кто-то - в другие страны. На освободившуюся территорию, наверное, придут, собственно, хлопцы с Западной Украины и быстренько все там приведут в состояние того же жуткого свинарника, который есть на Западе. Я, к сожалению, понимаю, что если сейчас согласиться принять Донбасс в состав России, то это тоже будет иметь серьезные, глубокие последствия.

Минские соглашения набили уже у всех оскомину, но, может быть, они необходимы как некое временное спасение, временный этап. Возможна ли федерализация отношений ДНР и ЛНР с Украиной, чтобы жить без навязывания им чужих законов, - я не знаю.

Ситуация на самом деле очень грустная. И выход из нее крайне сложен. Я не политик, я не берусь судить, что тут возможно, а политика - это именно искусство возможного. Я просто вижу, что, конечно, нынешняя ситуация очень тяжелая. Ведь, несмотря на формальную приостановку огня, обстрелы все равно происходят, гибнут люди, продолжается принимающая различные формы экономическая и, как выясняется, культурная блокада. Ситуация очень серьезная.

 

Наталья Макеева   

Федеральное агентство новостей

Категории:  Донбасс
 
вверх