Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Четыре года операции ВКС

[30.09.2019 / 18:51]

Сегодня ровно четыре года с момента вступления российских сил на сирийскую землю. Тогда в 2015 году, когда Дамаск отчаянно звал РФ на помощь, спасение арабской республики уже казалось недостижимым. Но наши части, а прежде всего ВКС России, сделали невозможное, и теперь САР семимильными шагами возвращается к прежней мирной жизни. О ходе нелегкой, но крайне эффективной и успешной операции российской авиации, читайте в статье Федерального агентства новостей (ФАН).

На волоске от смерти

Поддержка ВКС РФ позволила Сирийской арабской армии (САА) остановить территориальную экспансию «Исламского государства»1 (запрещено в России) и других террористических организаций и запустить масштабное наступление в провинциях АлеппоИдлибХама.

Уже в первые несколько месяцев с момента появления в небе над САР российские самолеты совершили свыше семи тысяч вылетов с базы «Хмеймим» и уничтожили почти 13 тысяч военных объектов джихадистов.

В первый же год операции, подошедшие еще в середине 2015-го к самому Дамаску бандгруппы ИГ1 были вынуждены повернуть назад на восток. И с тех пор их территориальный анклав только сужался, причем стремительно.

Не менее успешно авиация РФ проявила себя в противостоянии с радикальными частями так называемой вооруженной оппозиции, к которой Запад также почему-то относит и «Джебхат ан-Нусру»1, являющуюся сирийским крылом «Аль-Каиды»1 (обе организации запрещены в России).

В результате уже через год стало понятно, что благодаря помощи российской стороны правительственные силы смогли перехватить инициативу в боях с исламистами и сами стали теснить их назад, уже не отступая, а, наоборот, наступая.

Первым знаковым событием, ознаменовавшим принципиальный слом ситуации и реабилитацию войск САР, стало освобождение Алеппо, самого густонаселенного города Сирии.

Первая большая победа

Основной этап зачистки Алеппо от террористов разворачивался в ноябре - декабре 2016 года, после того как российская авиация осуществила серию мощных ударов крылатыми ракетами по укрепрайонам джихадистов на северо-западе страны, что существенно ослабило группировки.

Уже в начале непосредственно штурма оккупированных районов и предместий города ВКС РФ поразили ключевые точки террористической военной инфраструктуры в окрестностях Алеппо, значительно пошатнув обороноспособность боевиков. Тогда впервые в истории российского флота был произведен взлет группировки истребителей Су-33 с крейсера «Адмирал Кузнецов».

Тогда же из Восточного Средиземноморья с корабля ВМФ РФ «Адмирал Григорович» были выпущены «Калибры» по опорным пунктам «Ан-Нусры» и ИГ в предместьях Алеппо, а также в провинциях Хомс и Идлиб.

Благодаря этому к началу декабря военнослужащие САА смогли выбить исламистов из Восточного Алеппо и взять под контроль стратегическую дорогу Кастелло, связывающую город с остальной частью страны. Уже к 11 декабря правительственные силы установили огневой контроль над всем городом, зажав последние отряды боевиков в юго-западных кварталах. 22 числа Алеппо уже был полностью возвращен в ведение законного правительства.

Возвращение сирийской «Жемчужины пустыни»

В начале следующего года произошло другое ключевое событие, которое разворачивалось уже на другом фронте войны, – окончательное взятие Пальмиры. Это произошло уже 2 марта 2017 года. Успеху этой операции тоже большей частью способствовали российские пилоты.

Древний город являлся для террористов ИГ не только стратегическим транспортным узлом, тянущим линии дорог во все регионы страны, но и важнейшим источником нелегального заработка: в окрестностях располагались крупные нефтяные и газовые поля, контрабанда ресурсов с которых позволяла «халифату» существенно пополнять свой бюджет. Отдельной статьей дохода для них также была продажа исторических артефактов, которыми Пальмира тоже очень богата.

Российские силы смогли лишить боевиков этого незаконного заработка и обеспечить Дамаск возможностью начать возрождать энергетический сектор, что уже сегодня напрямую влияет на темпы восстановления в стране.

Стремительное наступление развивалось со стороны Хомса вдоль шоссе под постоянным прикрытием ВКС РФ, которые расчищали путь подразделениям САА, следовавшим в авангарде, от террористов, машин смертников и техники боевиков. Операция была спланирована и велась под руководством российских военных инструкторов, как и в случае с Алеппо. Значительный вклад в успех предприятия также внесли силы специальных операций ВС России.

Добивание ИГ у восточной границы

После этого нового поворотного момента успешные наступательные операции армии САР против террористов следовали одна за другой. И каждая из них не обходилась без плотного участия российской авиации. Именно благодаря их работе уже к концу 2017-го удалось добиться конца «Исламского государства» в Сирии: группировка лишилась всех территорий до Евфрата, за котором уже действовали США и наемники.

После взятия Пальмиры части САА продолжили движение вдоль шоссе в сторону Дейр-эз-Зора через Эс-Сухне. Однако для того, чтобы обеспечить выход к ключевому городу на берегу Евфрата, необходимо было пройти много десятков километров вглубь удерживаемых террористами пустынных территорий.

Поэтому чтобы расширить фронт и избежать контратак сирийские военные и российская авиация занялись прежде формированием «котла» вокруг стратегически значимого для ИГ и хорошо укрепленного города Акербат. Он был подготовлен к круговой обороне, но массированное огневое поражение российских ВКС разделило отряды джихадистов и сделало их уязвимыми.

Это был небольшой, но ключевой населенный пункт, взятие которого 2 сентября открыло союзникам путь в Восточную Сирии, а прежде всего – в Дейр-эз-Зор, на южной окраине которого не один год к тому моменту находился в осаде гарнизон местного аэродрома.

Однако сразу после освобождения Акербата – уже 5 сентября – подразделения САА прорвали окружение. Этому помогли пуски крылатых ракет с фрегата «Адмирал Эссен», которые были осуществлены утром того дня и которые пришлись по стратегическим позициям террористов в окрестностях Дейр-эз-Зора. Такие удары, а также налеты авиации на объекты ИГ продолжались и в течение следующих дней, в результате чего ключевой город был зачищен от джихадистов уже в середине месяца.

Сразу после этого правительственные войска под прикрытием ВКС бросились развивать наступление в обе стороны от Дейр-эз-Зора по берегу Евфрата. Достаточно быстро в октябре – ноябре были освобождены важные населенные пункты Меядин, Маадан-Джадид и Абу-Кемаль. А уже в декабре «Исламское государство» лишилось последних удерживаемых поселений почти на всей территории САР – до Евфрата.

Упадок сирийской «Аль-Каиды»

Параллельно уничтожались огромные анклавы и так называемой вооруженной оппозиции, сконцентрированные в Западной Сирии. Серьезным прорывом стала реализация проекта российских дипломатов о зонах деэскалации. На деле эти районы удерживали преимущественно боевики «Джебхат ан-Нусры» и аффилированных с ней группировок. ВКС РФ помогли методично расправиться с ними в трех из четырех на данный момент очерченных районах.

Первым из них пал исламистский анклав в Восточной Гуте, который, хотя и занимал небольшую на фоне других зон территорию, стал пленом для десятков тысяч людей на шесть лет. Российским Центром по примирению был организован масштабный вывод жителей из зоны боевых действий, после чего вся оккупированная часть оазиса была взята в апреле 2018 года усилиями САА и российских пилотов в достаточно короткий срок – примерно за месяц.

Столько же потребовалось союзникам, чтобы зачистить южную зону – провинции Даръа и Эль-Кунейтра. И это притом, что в регионе располагались самые разные бандформирования, в том числе и небольшое количество боевиков ИГ. Они вместе с крайне радикальными частями «оппозиции» были подавлены в ходе воздушных операций ВКС РФ и наземных атак правительственной армии.

Более умеренные боевики между тем добровольно сдали обширные территории на юго-западе по итогам переговоров с представителями российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии. В результате Даръа, откуда и начался сирийский конфликт, вместе с соседней Эль-Кунейтрой на границе с Израилем полностью вернулись под контроль САА летом прошлого года.

Между Гутой и южной зоной в еще более короткий срок был также освобожден «Растанский котел», располагавшийся до середины мая 2018 года к северу от Хомса. Этот бандитский анклав, созданный исламистами еще в 2012-м, пал практически без боя. Хватило почти одних только усилий российских переговорщиков.

Однако значительно более сложным испытанием оказался четвертый и последний оплот джихадистов – Идлиб. Эта проблема еще решается, но важно понимать, что это последний крупный форпост боевиков во всей Сирии, и тогда в 2015-м сложно было представить, что всего через четыре года единственной серьезной головной болью для военных будет Идлиб, в то время как ИГ исчезнет вовсе.

Притом и на этом направлении части САА, поддерживаемые регулярными ударами ВКС РФ по расположениям террористов, значительно преуспели: еще на рубеже 2017- 2018 гг. был взят Абу-Духур с окрестностями, а в последние пару месяцев союзники освободили стратегический Аль-Латаминский выступ и город Хан-Шейхун.

В новую мирную жизнь

Таким образом, обстановка в арабской республике за эти четыре года кампании РФ изменилась диаметрально противоположным образом, заметил в комментарии для ФАН заведующий кафедрой политологии и социологии РЭУ им. Г. В. Плеханова, полковник запаса Андрей Кошкин.

«30 сентября 2015 года террористические силы были на окраине Дамаска – в нескольких днях от того, чтобы захватить дворец президента Башара Асада. Российские силы, и в первую очередь ВКС, остановили удушение страны. Тогда джихадисты занимали практически всю республику, а сейчас они есть почти в одном только Идлибе. И это за четыре года. То есть РФ по приглашению Дамаска отстояла суверенитет и целостность государства. Это время мы буквально жили тем, что происходит в этой, казалось бы, далекой, но такой близкой для нас стране», – подчеркнул эксперт.

Он добавил, что российские силы за четыре года не только проявили себя в бою против террористов, но и научили воевать с ними сирийцев.

«Помимо освобождения Алеппо, Пальмиры, Дейр-эз-Зора, Восточной Гуты, важным моментом является сам процесс реформирования сирийской армии. Когда ВКС нанесли первые удары по объектам террористов, стало понятно, что военные САА не знают, что им делать дальше. Тогда наши советники помогли им приобрести боевую выучку, структурировали их. Это тоже важнейший залог успеха в дальнейшем освобождении Сирии. В итоге, вопреки прогнозам Запада, предсказывающего, будто бы мы в этом «болоте» утонем, россияне его успешно осушили», – резюмировал Андрей Кошкин.

Главный редактор информационно-аналитического центра «Кассад» Борис Рожин добавил в интервью ФАН, что в результате усилий РФ сирийский конфликт теперь практически перестал быть военным и стремительно переходит в политическое урегулирование.

«Остались всего несколько районов, которые еще не взяты под контроль правительственных сил. И все это – и Ат-Танф, и Идлиб, и северо-восток – моменты проблемные. Но на период 2015 года стоял вопрос вообще о выживании Сирии как государства и страны. Сейчас же сложности совсем не смертельные – они связаны лишь с восстановлением суверенитета Дамаска над тремя районами. То есть это уже даже задачи не столько военного, сколько дипломатического и политического порядка. Война подходит к концу», – заключил наш собеседник.

 

1 Организация запрещена на территории РФ.

 

Егор Баренцев

Федеральное агентство новостей

Категории:  Там, где идет война
 
вверх