Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Фантомные боли распада СССР

[27.09.2019 / 13:28]

В Ферганской долине вновь неспокойно. На сей раз в западной её части, на стыке Баткенской области Киргизии и Согдийской области Таджикистана, а также глубоко вклинившегося в территорию государства-соседа таджикского анклава Ворух. Последний конфликт там произошёл в середине сентября с использованием стрелкового оружия, гранатомётов и миномётов, в результате чего погибли три таджикских пограничника и один киргизский военный; тринадцать граждан Киргизии получили ранения различной степени тяжести.

Страсти здесь кипят давно, и давно льётся кровь. Только за последние девять лет произошли 159 столкновений. В январе 2014 года в результате перестрелки тяжёлые ранения получили двое таджикских и шестеро киргизских военных, но особенно щедрым на массовые волнения со смертельным исходом стал 2019 год.

13-14 марта в столкновениях между жителями киргизского села Аксай и таджикского Мехнатабада погибли трое киргизов, одиннадцать таджиков получили тяжёлые ранения, ещё двое таджиков были убиты. 22 апреля конфликт повторился. 22 мая снова началась стрельба, правда, над головами – таджикские пограничники разогнали две сотни жителей киргизского аула Карабаг, пожелавших забрать себе часть территории кладбища, находящегося «в соседнем государстве». 22 июля стреляли прицельно: в столкновении между жителями таджикского анклава Ворух и киргизского села Аксай были ранены восемь человек, пятеро из которых – военные, в том числе подполковник МВД Таджикистана, получивший огнестрельное ранение.

26 июля места этих стычек посетили президенты Эмомали Рахмон и Сооронбай Жээнбеков. Они встречались с местными жителями, призывали к добрососедству, речи их были наполнены миролюбием, но уже через месяц, 24 августа, сцепились между собой жители сёл Марказ и Арка. Снова звучала стрельба. А в начале сентября произошла стычка между жителями таджикского кишлака Ходжаи Аъло сельского джамоата Чоркух города Исфара и киргизского села Орта-Боз. И вот 16 сентября – обстрел пограничных блокпостов с применением тяжёлого оружия, новые погибшие и массовая эвакуация мирных жителей из зоны конфликта.

Что так отчаянно не могут поделить соседи в Баткенской области Киргизии и Согдийской области Таджикистана?

Предыстория конфликта уходит в первые годы советской власти, когда в советских республиках разворачивалось национальное строительство. В результате размежевания в начале 1920-х годов Туркестанской АССР нынешние спорные территории достались Таджикской АССР. Это в принципе соответствовало реальному положению дел – тогда там действительно жили таджики-земледельцы, предки же нынешних киргизов, которым была выделена Кара-Киргизская автономная область, кочевали севернее.

Однако к концу 1950-х годов изменились и статус обоих территориальных образований, превратившихся в республики Союза ССР, и их этнический состав: киргизов стало намного больше, они перешли от кочевого к оседлому образу жизни. Появились киргизские сёла, потребность в территориях для земледелия, в водоёмах, которые в Средней Азии всегда на вес золота. Границы республик были подкорректированы, и Ворух стал таджикским анклавом в Киргизии. Однако изменения не были до конца утверждены Верховным Советом СССР. В рамках единого Советского Союза проблема территориального размежевания не стояла остро, зато наличие республиканских границ ускорило расчленение большой страны.

На сегодняшний день из 976 километров таджикско-киргизской границы демаркированы лишь 504 километра. Созданная в 2000 году специальная межгосударственная комиссия не может принять согласованного решения, поскольку стороны апеллируют к разным сторонам советского опыта: таджикская – к решениям 1920-х годов, киргизская – 1950-х.

В 1996 и 1999 годах тогдашний президент Киргизии Аскар Акаев, минуя парламент, подписал указы о передаче Китаю в рамках демаркации границ 125 тыс. га территории республики, и это во многом предопределило его последующее падение. С тех пор все президенты Киргизии опасаются повторять акаевский опыт с уступкой территорий.

Ещё один серьёзный фактор – то, что запад Ферганской долины, в частности таджикская Исфара и киргизский Баткен, является центром контрабанды. Через эти территории из Афганистана в Россию и Казахстан идут наркотики; в обратную сторону в Афганистан и Узбекистан поступают ГСМ и разного рода нерастаможенный товар. Местные таджикские и киргизские группировки неплохо наживаются на этом и не заинтересованы в пересмотре статус-кво. На всё, что происходит сейчас в этих землях, влияют решения не столько даже президентов Таджикистана и Киргизии, сколько предводителей преступных кланов.

Есть и заинтересованность третьих сил в дестабилизации региона. После 16 сентября из края выведена вся тяжёлая военная техника, возобновлена работа приграничных КПП, начато совместное патрулирование киргизских и таджикских погранслужб. Обе страны входят в ОДКБ и принимали участие в недавних военных учениях «Центр-2019» в Оренбургской области; в обеих республиках имеются российские военные базы. И сразу после столкновений 16 сентября, буквально на следующие сутки, в Бишкеке прошёл несанкционированный митинг, участники которого потребовали от властей перевести российскую военную базу «Кант» в Баткенскую область: словно кому-то очень хочется, чтобы Россия стала стороной конфликта. А ещё через несколько дней некто с ножом напал на двух российских военнослужащих в таджикском Бохтаре. В соцсетях постоянно делаются оскорбительные заявления в адрес российских военных. То есть имеются силы, работающие на эскалацию напряжённости.

На сегодняшний день напряжение спало, но причины повторяющихся конфликтов никуда не делись: демаркация границ не проведена; решение по спорным объектам не найдено; строительство киргизами объездной дороги Кокташ – Аксай – Тамдык, оставляющей таджикский анклав Ворух в стороне от торговых путей, продолжается; покупка таджиками более полусотни домов в киргизском селе Максат и выдвижение таджикской стороной претензий на это село остаются в силе.

Российская Федерация пока занимает позицию наблюдателя, что, с одной стороны, правильно. С другой стороны, нет гарантий, что конфликт, который сейчас стал набирать обороты, не перерастёт «вдруг» в полномасштабную войну в зоне ответственности ОДКБ, непосредственным образом затрагивающую интересы России.

 

Алексей Топоров

Фонд стратегической культуры

Категории:  Центральная Азия
 
вверх