Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Как накормить Сахалин собственной едой

[08.11.2018 / 14:22]

Можно ли приблизить к уровню жизни «на материке» единственный российский регион, со всех сторон окруженный водой? Спецкор ВЗГЛЯДА посетил Сахалин – чтобы увидеть, как изменилась жизнь в Сахалинской области за три с лишним года губернаторства Олега Кожемяко. Первый материал – о продовольственной безопасности по-сахалински.

 

Центральная улица – Белорусская. Три переулка – Минский, Урожайный, Союзный. Все вместе – несколько десятков домов нового агрогородка АО «Корсаковский» – в селе Раздольное близ города Корсакова, что на заливе Анива.

– Проект – белорусский, доведен до сахалинских реалий на месте, – объясняет Сергей Шаманаев, гендиректор АО «Корсаковский». – Сейсмоустойчивость, грунты, климат, роза ветров. Союзное государство здесь работает нормально: Сахалин при Олеге Николаевиче [Кожемяко] с Александром Григорьевичем договорился.

Городок пока полупуст. Неподалеку – свежеотстроенная ферма, тоже белорусского производства: запуск в строй – в конце года, тысяча коров. Оборудование тоже белорусское, а контракт – целиком государственный. Как и на все, что в последние три года было построено в рамках стратегии развития сахалинского агропрома. Во многих случаях – с нуля. Хотя здесь как раз случай другой.

– На ферме старого образца, – объясняет Шаманаев, – легче скрыть недочеты, ошибки. Здесь же есть системы управления стадом, учета показаний здоровья животного, возможность сразу отправить его в ветблок. Вся система настроена, скажем, на более буржуазные рельсы, чем обычная ферма. Здесь можно и нужно работать, доить, получать прибыль.

Появляется Дмитрий, инженер-наладчик из Гомеля – приехал на Сахалин вместе с оборудованием, решил остаться поработать: «Деньги хорошие везде можно взять, если уметь».

Деньги на Сахалине хороши не только в нефтеотрасли, где средняя зарплата около 275 тыс. рублей, но и в агропроме:

по оценкам Дмитрия, выходит в полтора-два раза больше, чем на родине. Зато и проблемы другие. Судя по разговору инженера Дмитрия и гендиректора Сергея, уже который день на новую ферму запаздывает какой-то ценный агрегат. Можно понять: агрегат, как и все прочее, за редкими исключениями, везут морем. Паром Ванино–Холмск, к примеру. А сейчас осень, в проливе шторм, и паром не ходит.

– То, что на материке в шаговой доступности, здесь очень сложно из-за транспортной составляющей. Котельная, насосное оборудование, дизель-генератор – все сроки и цены увеличиваются кратно: время производства и не всегда понятное время на доставку. Для строительства все подряд же везем: металлоконструкции, сэндвич-панели определенного цвета, – Сергей Шаманаев наконец доходит где-то до середины списка «импортированного» с материка. – За нашим предприятием закреплен бирюзовый, так сложилось.

– А что, красный или фиолетовый на Сахалине есть?

– Никакого нет, все возить надо. Просто нам – бирюзовый, специально искать...

– Инертные материалы – песок, щебень, – дает перечень стройматериалов островного происхождения Алексей Мунгалов, и. о. гендиректора Сахалинской ипотечной компании. – На этом из местных все. Уже цемент надо покупать на том берегу. Хозяйствуйте, если можете! Только в последние годы на острове толком строиться начали, несмотря ни на что. Жилье, школы, фермы...

Как не съесть две Рязани

– «Корсаковский», где вы были, – от 7 до 8 тыс. тонн молока в год, – оценивает плановую мощность Михаил Кузьменко, министр сельского хозяйства Сахалинской области. – Плюс семейные фермы, плюс действующие предприятия... Короче, в ближайшее время выйдем на 50-процентную обеспеченность острова собственным молоком. По фактическому потреблению, не по медицинской норме. А три года назад было процентов пятнадцать...

– Сколько приходится завозить еды, чтобы обеспечить продовольственную безопасность Сахалина?

– Я вам лучше сумму скажу, она куда более показательна. Еще в минувшем году на закупку продуктов питания из островного бюджета уходило до 17 млрд рублей в год, – говорит министр Кузьменко. И наблюдает за произведенным впечатлением.

Бюджет Сахалина – даже после всех решений, перераспределивших здешние углеводородные доходы в пользу общероссийской казны, – остается внушительным: 106 млрд на без малого полмиллиона жителей Сахалина и Курил. В пересчете на другие регионы Дальнего Востока 17 млрд – примерно треть бюджета Амурской области. Или без малого два бюджета Еврейской автономной области на следующий год. Если выглянуть за пределы ДВ, то в сопоставимых цифрах, помимо прочего, увидим – добавив пару миллиардов – полный бюджет Ингушетии нынешнего года. А если к материковому меню островного Сахалина присовокупить еще 10 млрд – будет республиканский бюджет Марий Эл.

Или так: казна Рязани, где жителей чуть больше, чем в полумиллионном Сахалине, в нынешнем году располагает 8 млрд 700 млн рублей. Не на поесть, а, как и в предыдущих случаях, на все про все.

– Согласитесь, что 17 млрд, – продолжает министр Кузьменко – можно было бы направить на развитие области, на создание новых рабочих мест. Да на что угодно!

Кому сухая статистика, кому – та самая продовольственная безопасность. Михаил Петрович, сверяясь с цифрами, выкладывает, сколько осталось до полного самообеспечения Сахалина теми или иными продуктами:

– Новый свиноводческий комплекс на 62 тыс. голов – уже плюс 6 тыс. тонн охлажденного мяса. С выводом на проектную мощность, с учетом тех производств, которые уже существуют на острове, – вскоре выходим на 100% самообеспечения свининой. 180 рабочих мест, в перспективе своя переработка... Молочное животноводство в селе Троицком – комплекс на 3800 голов. Рассчитываем как на флагман сахалинского молока. Первый этап – уже около 800 голов завезено. 222 из Приморского края, оставшаяся часть – «Боингами» из Дании...

– Чем, простите?

– «Боингами», «Боингами», – подтверждает министр. – А как вы представляете транспортировку коров по морю?..

По морю, впрочем, уже везут не только на Сахалин, но и из него. На окраине областной столицы расположился совхоз «Тепличный»: 8 гектаров собственно теплиц в Южно-Сахалинске – тоже из достижений последних нескольких лет. Защищенный грунт, светокультура, круглогодичность. Огурцы и зелень – до 140 кг в год с квадратного метра; помидоров поменьше, до 80 кг. На круг – 6300 тонн в год, в ближайшее время собираются округлить до 7 тыс. С прежних 48% самообеспеченности приближаются к 100%. Плюс-минус «экспорт» тепличных сахалинских овощей – Камчатка, Приморье, Хабаровский край, Амурская область.

– Только один вопрос, Михаил Петрович: что мешало сделать все это до 2015 года, когда у региона оставалось куда больше, чем по нынешним федеральным правилам?

– Сельское хозяйство и его развитие при Олеге Николаевиче стало приоритетным, – не желает ругать предшественников Михаил Кузьменко. – Кожемяко любит агропром – раз, понимает экономику региона – два, видит, что нужно людям, – три. Соответственно, были определены точки роста и выработана стратегия.

– Что-то сахалинское за последние годы появилось, чего-то скоро ожидаем, – подтверждает Руслан Михайлов, менеджер по закупкам одной из островных торговых сетей. – Привоз дорогой плюс наценка. Чем своего больше – тем нам выгоднее, оборот лучше идет.

Завоз действительно «кусается». Фрукты – раза в два дороже московских, те же китайские помидоры – под 400 рублей за полкило.

Местные, от «Тепличного», в основном торгуют сами – сеть своих магазинов плюс рынок: помидоры от 150 до 200 рублей за килограмм в зависимости от сорта. По универсамам – с дополнительной наценкой, разумеется.

– Картошка раньше стоила 30 рублей, сейчас 18, – говорит Руслан. – Яйцо свое, неплохое – это под 100 рублей за десяток, но высшего сорта. Тоже раза в полтора дешевле выходит, чем недавно было...

И курица, и яйцо

– Два новых птичника, инкубатор, санпропускник, новый кормоцех, центр ремонта молодняка, модернизация 17 птичников, – Сергей Добреля, гендиректор птицефабрики «Островная», не успевает указывать в разные стороны.

Фабрика нынче представляет собой стройку, раскинутую по пригороду Южно-Сахалинска. Разложенный Добрелей на местности инвестпроект, как и вся сахалинская аграрная программа, – это чисто государственные деньги, почти 3,5 млрд рублей. С другой стороны, есть что развивать: собственной охлажденной птицы на Сахалине не было всего два года назад как класса.

– Система «Анаконда» еще будет, в Челябинске подсмотрели, – сообщает Сергей Добреля. – Полная механизированная доставка яйца из всех цехов на расфасовку – бережно, тепло... И собственный комбикорм планируем – шрот, соя, рыбная мука. Жаль, Олег Николаевич в Приморье ушел – кого предложат на его место, непонятно, а с ним дело точно шло...

– Лучше купить машину для производства комбикорма, чем дотировать завоз с материка, – уверен Михаил Кузьменко. – Зато «Островная», еще не завершив инвестпроект, уже стопроцентно обеспечивает остров яйцом... Мы – замкнутая цепочка, со всех сторон окруженная водой. Стало быть, надо выплывать. И строить те модели, которые помогают нашей экономике – и уменьшают затраты на доставку извне. Хотя бы в какой-то части – там, где нельзя полностью...

Предварительные результаты и ближайшие перспективы аграрной реформы Сахалина по Олегу Кожемяко – в изложении министра Кузьменко – таковы:

– Овощи собственные – есть, картошка есть, яйцо есть. Придем к полному обеспечению мясом птицы. В ближайшие годы дадим 100% собственной свинины. В любом случае останется вопрос по говядине: полностью закрыть своим производством весьма сложно. Зато молоко увеличим до 50% от потребности с 15%. Плюс новые технологии, занятость, зарплата для людей...

– И в результате сколько из 17 млрд останется в бюджете?

– Полный прогноз будет, когда все на проектную мощность выведем, – говорит Кузьменко. – Сейчас Сахалину важно получить свои продукты – там, где ранее это было невозможно. Впервые за десятки лет.

 

Продолжение следует…

 

Юрий Васильев

Взгляд

Категории:  Окраина России
 
вверх