Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Союзники Латвии встревожены

[13.10.2018 / 15:37]

Состоявшиеся 6 октября парламентские выборы, на первый взгляд, дали ожидаемый результат. «Умеренно» прорусская партия «Согласие», лидером которой является мэр Риги Нил Ушаков, набрав почти 20% голосов, стала первой в республике.

Однако сформировать правительство или даже просто войти в него ей будет тяжело. По всей видимости, созданием кабинета займётся, как это и было до сих пор, пёстрый блок этноцентричных латышских партий. Более радикальный Русский союз Латвии (РСЛ) Татьяны Жданок, на косвенную поддержку которого могло бы рассчитывать «Согласие», в парламент не попал, остановившись на 3,3% голосов и не преодолев барьер в 5%. Именно против РСЛ яростнее всего выступали и государственная машина Латвии, и все остальные политические партии. «Согласие», кстати, тоже не жаловало своих конкурентов на русскоговорящем электоральном поле. 

Партия Нила Ушакова подчёркивает свою приверженность «европейскому выбору», членству Латвии в ЕС и НАТО. «Согласие», например, расторгло былое соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией», когда присоединилось к Партии европейских социалистов. «Мы поддерживаем единую позицию Европейского союза по отношению к России, какой бы она ни была», – заметил Ушаков, напомнив, что Латвия является одной из стран, которой санкции против России обходятся дороже всего. При этом он пытался отвести от своей партии упрёки в чисто национальном характере, введя в её избирательные списки и на руководящие посты много латышей. В итоге латышская часть населения за него всё равно не голосовала, а вот поддержка партии Ушакова русскими и русскоязычными продолжает заметно снижаться (в 2011 году – 28,4% голосов, в 2014-м – 23%, в 2018-м – менее 20%). 

И тем не менее на Западе выборы в Латвии вызвали определённое беспокойство. Все уступки и манёвры «Согласия» не делают его достаточно респектабельным в глазах европейского истеблишмента – там «ненадёжной» считается сама поддерживающая эту партию группа населения. Так, может, стоило не заигрывать так с Европой, а ориентироваться на интересы своих избирателей? 

Самую большую волну по итогам латвийских выборов поднял председатель Евросоюза Дональд Туск. Без всяких на то оснований он заявил, что речь может идти «о поворотном моменте для региона – моменте, который планировался в Кремле, а не в Европе». Вообще, это оскорбительно для Латвии, где уверены, что волеизъявление граждан прошло в строгом соответствии с демократическими процедурами, без каких-либо искажений. Голословные обвинения националистических партий по поводу «вмешательства» России в этот процесс никаких подтверждений не получили.

Бывший министр иностранных дел Великобритании Уильям Хейг в статье с характерным названием «Нам не удаётся остановить медленную, зловещую русификацию Европы» привёл даже результаты выборов в Латвии. Каким бы европейцем ни стремился показать себя Нил Ушаков, для Хейга и его единомышленников он всё равно – «зловещая» фигура, просто потому что русский.

Британская Daily Express утверждает, что результат выборов грозит Европе новым кризисом, а Латвии – радикальными переменами. Издание ссылается на оценки латвийских политологов, считающих, что Россия может использовать «Согласие» в качестве троянского коня в стане Евросоюза. 

И что же такого «антиевропейского» обнаруживают британцы в «Согласии», не перестающем трубить о своей «европейскости»? Эту партию обвиняют в том, что, несмотря на «современный ребрендинг», она занимает консервативную позицию в отношении однополых «браков» и поддерживает «инспирируемую Россией» кампанию в защиту семейных ценностей (!). Вести речь о сохранении русских и латышских семей предосудительно! Если «Согласие» защищает Латвию от политики Евросоюза в вопросе об однополых «браках», это плохо! Считать браком только союз мужчины и женщины можно лишь по наущению Москвы!

Во Франции не особенно верят в возможность создания в Латвии коалиции во главе с «русскоязычной» партией, но тоже рассматривают подобную перспективу как тревожную. И это уже выражение открытой национальной неприязни. Когда речь заходит о русских, пресловутая французская и вообще европейская толерантность исчезает. 

Беспокойство Запада объясняется ещё и тем, что, возможно, у «Согласия» впервые за все последние годы появились потенциальные партнёры по коалиции из числа чисто латышских «популистских» партий. К ним эксперты относят, прежде всего, партию «Кому принадлежит государство Латвия?» ("KPV LV") харизматичного и экстравагантного актёра Артуса Кайминьша (Artus Kaimiņš); эта партия была на парламентских выборах второй, получив 14,1% голосов. 

На «неблагонадёжность» Кайминьша указывает, например, то, что в Национальном театре он играл в русской классике, в том числе в пьесах А. Островского, сотрудничал с театральными кругами России. Это тоже предосудительно, как и «семейные ценности». Неважно, что Кайминьш снимался в «патриотических» (антисоветских) фильмах вроде «Стражи Риги». Не смущает и то, что Кайминьш в качестве условия для сотрудничества с «Согласием» обозначил отказ последнего от защиты русских школ, признание факта оккупации Латвии Советским Союзом и незаконности присоединения Крыма к России. Всё равно: «играл Островского, значит подозрителен». Типичная либеральная инквизиция! Кайминьшу вменяется в вину также то, что за ним якобы стоит олигарх Айнарс Шлесерс (Ainārs Šlesers): его, сделавшего свой основной капитал на транзите, более всего подозревают в «желании сотрудничать» с партией Н. Ушакова и даже в «симпатиях» к «Единой России». 

Возможным третьим партнёром подобной коалиции, согласно таким рассуждениям, мог бы стать Союз зелёных и крестьян, набравший 10% голосов. 

Хотя, как считают, лидер этой партии Августс Бригманис (Augusts Brigmanis) совсем не склонен к союзу с «Согласием», здесь подозрение Запада вызывает фигура ещё одного «транзитного» олигарха – мэра Вентспилса Айварса Лембергса (Aivars Lembergs), основного спонсора Союза зелёных и крестьян, способного якобы стимулировать сближение этой партии с «Согласием». 

В сумме, по предварительным данным, эти три партии («Согласие», «Кому принадлежит государство Латвия?», Союз зелёных и крестьян) могли бы собрать 53 мандата при необходимости для формирования правящей коалиции 51 мандата. Однако на пути этой гипотетической коалиции столько подводных камней и, главное, общее негативное отношение «старших партнёров» по Евросоюзу, что в её реальность мало кто верит.

Между тем все признают, что правительство, сформированное из одних мелких националистических партий, будет фрагментированным и недееспособным. Нежелание сотрудничать с русскими – не та объединяющая сила», которая может стать условием нормального развития страны. Так общегосударственные интересы Латвии становятся заложниками национальных предубеждений.

 

Дмитрий Минин

Фонд стратегической культуры

 

 

Категории:  Прибалтика
 
вверх