Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Разрешенный бандитизм

[12.08.2018 / 09:23]

Украинские военизированные группировки можно обоснованно назвать криминальными, утверждает статья, опубликованная на сайте американского журнала The American Interest. Название статьи говорит само за себя – «Бандиты» (The Outlaws). 

Автор статьи Асле Тойе (Asle Toje), посетив Одессу и Киев, пообщавшись с представителями добровольческих батальонов и с юристами, попытался понять, чем на самом деле являются украинские добровольческие военизированные формирования и какую опасность они несут не только гражданам Украины, но и всему миру. 

«Люди боятся ультранационалистов, однако государство просто предоставляет им место, разрешая существование добровольческих отрядов. Создаётся впечатление, как будто война породила постоянное чрезвычайное положение, и в этом проблема. Но кто в первую очередь получает выгоду? Политики. Часто они являются одновременно и заказчиками, и исполнителями. А заигрывая с ультранационалистами (часто они рядятся в одежды добровольных борцов с коррупцией), они таким образом избегают протестов», – цитирует издание молодого украинского адвоката и активиста Тимофея Хринюка.

У 25-летнего Максима Ищука другой взгляд на существующую ситуацию. Он был в числе первых добровольцев в составе так называемых батальонов самообороны. Никогда не планировал быть военным, но весной 2014 года страну разбил паралич. Тогда Генштаб предложил создать военизированные формирования для противодействия повстанцам в Донецке и Луганске, рассказывает автор AI. 

Так Максим оказался в составе специального батальона под названием «Шторм». «Важно помнить, что на том этапе мы верили, что к беспорядкам на востоке нужно относиться как к полицейской задаче. Созданные незадолго до этого военизированные формирования показывали пример всем остальным. Батальон «Шторм» состоял из 200-300 человек, и у нас не было тяжёлого вооружения», – вспоминает Максим и признаёт,  что поначалу у него было такое чувство, которое в своё время выразил римский поэт Гораций: «Dulce et decorum est pro patria mori» («Сладка и почётна за родину смерть»). Однако реальность войны стала сдерживать энтузиазм, появились первые погибшие. «Я на самом деле скучаю по простой жизни на фронте, но  возвращаться туда я не хочу», – говорит Максим автору The American Interest.

Асле Тойе считает, что ситуация на Украине в начале 2014 года была похожа на ту, что сложилась в Германии после первой мировой войны, – там также создавались добровольческие военизированные группировки (Free Corps) для защиты восточных границ.  

Похожая ментальность и у членов имеющего сегодня дурную репутацию батальона «Азов», считает автор статьи. 

«Мы проливали свою кровь за Украину. Украина возникла как нация в ходе нашей борьбы. Являемся ли мы националистами? Конечно, мы националисты! И люди знают, что мы не допустим предательства. Даже со стороны наших собственных политиков. Политики лгут, воруют и обманывают. Когда люди проснутся, мы будем готовы к революции», – говорит член батальона «Азов» по прозвищу Махно. 

The American Interest отмечает, что украинские военизированные формирования присваивают себе не только право на насилие, но также считают себя новым источником политической власти и организации государства.  

Сегодня часть этих формирований вошла в состав Вооружённых сил Украины, но не все. Несмотря на международную критику того факта, что эти группировки имеют в своих рядах правых радикалов и неофашистов, интеграционный процесс проходит медленно. Объясняется это просто –  военизированные группировки обходятся дёшево. Они приходят, не получая обязательств по содержанию, и они всегда готовы воевать. 

Научный сотрудник Вячеслав Лихачёв в докладе, представленном Французскому институту национальных отношений (French Institute of  National Relations) отмечает, что «сам факт создания этих добровольческих формирований имел пропагандистское значение в первые недели конфликта; но в целом средства массовой информации сильно преувеличили роль добровольцев в Антитеррористической операции. На самом деле они не играли значительной роли в ходе проведения военных операций». 

И, тем не менее, они стали важными игроками в украинской политике. «Правый сектор»*, самая большая из этих группировок, вызывает большое беспокойство у Евросоюза.

Киев же, несмотря на неоднократные обещания, не расформировал все военизированные группировки. Они всё ещё ведут борьбу против сепаратистов на востоке. Однако эти неформальные образования оказалось сложно контролировать, а некоторые из них можно обоснованно назвать криминальными. Многие из них были интегрированы в состав Вооружённых сил или направлены домой. Однако это не коснулось «Правого сектора». Насколько известно, эта группировка имеет несколько тысяч членов, включая батальон с несколькими сотнями солдат. Они воют бок обок с правительственной армией, однако остаётся неясным, насколько они готовы выполнять приказы, пишет The American Interest.

«Тем временем украинские власти пытаются оправдать «Правый сектор» в глазах западных наблюдателей. Радикальные заявления и действия приписываются меньшинству его членов, и это вполне может соответствовать действительности. Однако эта группировка, несомненно, притягивает к себе правых радикалов и фашистов из целого ряда европейских стран, и достаточно лишь одного нациста для того, чтобы целая организация получила дурную репутацию. Таким образом, пока этим полувоенным группировкам разрешено существовать, Украина будет сталкиваться с серьёзными репутационными рисками. Лишь одно совершенное военизированной группировкой военное преступление отделяет эту страну от болезненной потери морального доверия – не в последнюю очередь в Германии, в стране, в которой, из-за ее собственного горкого опыта с добровольческими корпусами, подобные действия не встретят никакого понимания», – делает вывод The American Interest.

…Видимо, уже совершённых украинскими карательными батальонами военных преступлений Западу (в том числе, и Германии) мало. Необходимо ещё одно, чтобы Украина потеряла моральное доверие.

 

* запрещённая в России организация

 

Соб. корр. ФСК

Фонд стратегической культуры

Категории:  А как вы хотели?
 
вверх