Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

О решении новых антироссийских санкциях

[10.08.2018 / 10:53]

Брифинг официального представителя МИД России Марии Захаровой 9 августа 2018 года.

К сожалению, в очередной раз вынуждены обратиться к теме введения Вашингтоном санкций в отношении России.

Госдепартамент США объявил о новой порции рестрикций. На сей раз в качестве надуманного повода выбрана история с отравлением Скрипалей. Руководство нашей страны напрямую обвиняют в использовании боевого нервно-паралитического вещества «Новичок», хотя британская сторона до сих пор так и не смогла представить никаких доказательств российской причастности к тому, что произошло в Солсбери, и отказывается от сотрудничества с российской стороной в соответствующем расследовании. Тем не менее, даже в отсутствие каких-либо свидетельств на этот счет, американская Администрация, в том числе прикрываясь некой союзнической солидарностью, сочла необходимым ввести новые одиозные санкции.

В объявленном перечне ограничений, которые должны вступить в силу 22 августа, – запрет на оказание России «любого иностранного содействия», за исключением гуманитарного, продажу товаров военного и двойного назначения, отказ от предоставления госкредитов и другой финансовой помощи. В качестве условия для снятия санкций выдвигаются заведомо неприемлемые для нас требования. Причем это лишь первый этап. Нам угрожают дальнейшим наращиванием санкционного давления.

Таким образом, США осознанно идут по пути дальнейшего обострения двусторонних отношений, которые и так сведены их усилиями практически к нулю. Вместо того, чтобы всерьез заняться поиском путей улучшения связей, как это обсуждалось в ходе недавнего саммита в Хельсинки, в Администрации США все силы бросили на то, чтобы еще больше осложнить ситуацию.

Расчет тех, кто стоит за очередным витком раскручивания т.н. «дела Скрипалей», очевиден. Они стремятся всеми правдами и неправдами удержать на плаву эту выгодную для них антироссийскую тему в качестве инструмента для продолжения демонизации России. Это, помимо прочего, попытка выставить наше государство как не выполняющее свои международные обязательства. В данном конкретном случае – по Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). Хотя всем прекрасно известно, что Россия еще в прошлом году полностью ликвидировала свои запасы химоружия в строгом соответствии с обязательствами по КЗХО. В отличие от американцев, которые так и не уничтожили собственные химарсеналы и постоянно переносят сроки реализации соответствующей программы. Тем более на этом фоне эти безосновательные обвинения выглядят просто цинично.  

Российская сторона неоднократно предупреждала, что разговор с нами с позиции силы и языком ультиматумов бесполезен и бесперспективен. Мы займемся проработкой ответных мер на очередной недружественный шаг Вашингтона.

На этом фоне причудливо выглядят подтверждения американской Администрации о готовности, тем не менее, продолжать усилия по улучшению отношений с Россией. Неприкрытое лицемерие. К сожалению, дела Вашингтона свидетельствуют об обратном. Складывается впечатление, что у США и их союзников закрепился новый поведенческий стандарт, когда в адрес России выдвигаются разного рода одиозные обвинения, не подкрепленные какой-либо доказательной базой.

Хотела бы также сказать, что на прямой вопрос российского представителя, который был приглашен в Госдепартамент США, завершено ли расследование по т.н. «делу Скрипалей», ответа не последовало. То есть вся это обвинительная пирамида строится в отсутствии какой-либо правовой почвы, и нам еще говорят о каком-то международном праве, соблюдении юридических норм и уважении обязательств. Ответа на прямой вопрос не последовало, потому что не нашли, что ответить. Это очевидно, потому что следствие в Великобритании очень скупо на комментарии.

Это не единственный вираж, который был сделан американской Администрацией в последнее время. Это и новые экономические рестрикции в отношении Китая, возобновление санкций в отношении Ирана, о чем расскажу подробнее. Такое ощущение, что часть политической элиты в США «пошла в разнос».       

 

Вопрос (перевод с английского): Вы много говорите о том, что расследование т.н. «дела Скрипалей» требует прозрачности. Готовы ли Вы сами придерживаться принципа транспарентности и позволить инспекторам проверить определенные объекты внутри России, как требуется в новом законопроекте о санкциях США. В новом законопроекте говорится о том, что инспекторы ООН должны проверить объекты в России, которые могли бы быть использованы в целях производства химического оружия. Готовы ли Вы это позволить в целях прозрачности?

 

Мария Захарова: Вы очень интересно связываете эти две темы. Вы уверены, что Лондон будет также воодушевлен Вашим вопросом? У меня есть в этом большие сомнения. Что касается транспарентности, разве у вас есть примеры того, что Россия была нетранспарентна, когда выполняла свои обязательства по химическому разоружению? Есть какие-то данные на этот счет? Может быть, мы не выполнили каких-то своих обязательств? Я ни разу не видела ни в одном отчете ОЗХО или какой-либо другой структуры ООН нареканий в адрес Российской Федерации. Что касается транспарентности в отношении инцидентов в Солсбери и Эймсбери, разве Вам самим не интересно что там произошло? Вы представляете «Скай Ньюз» - британское СМИ, Вам жить в этой стране. Я думаю, что Вы - подданная Великобритании. Вас саму не интересует, что там на самом деле произошло? Вы понимаете, что у Вас пятый месяц никто не знает что произошло. Мало того, Вам четыре месяца рассказывали, что Солсбери и округа полностью безопасны, а потом взяли и нашли еще какие-то предметы, связанные с химическим веществами. Вас самих это не волнует?

Нас это волнует по одной простой причине – в этой истории задействованы российские граждане. Мы как государство обязаны требовать допуска к ним, встречу с ними и понимание того, что там происходит. У нас ведется собственное следствие по этим вопросам. Соответственно, мы обязаны требовать взаимодействия с британской правоохранительной системой для того, чтобы установить связь между следствием в России и расследованием в Великобритании. Есть еще один момент. В отношении России совершен целый ряд политических акций, в основе которых лежат обвинения по делу в Солсбери и Эймсбери. Нам тоже очень интересно знать в чем суть того, что там произошло. Если у вас есть ссылки на какие-то материалы, которые говорят о нетранспарентном подходе России к химическому разоружению, то, пожалуйста, предоставьте. Я таких материалов не читала. Никаких претензий в отношении России по этому направлению никогда не было. Я считаю, что должна быть соблюдена какая-то очередность. У нас есть претензии к Великобритании по поводу абсолютно закрытого хода расследования. Это не нами придуманные истории, закрытие этого дела – официальная позиция британских властей. Они официально засекретили все, что связано с «Новичком», Солсбери, Эймсбери и «Портон Дауном». Давайте тогда, начинайте с транспарентностью.

 

--Учитывая новый законопроект, новые санкции, допустите ли Вы инспекторов к объектам внутри России. Например, в Шушарах? 

 

-- Что конкретно вы имеете в виду? Какие объекты, какие требования? У вас есть конкретика? Или мы будем говорить в теории, также как и с первым вопросом? Мы говорим о практических, а не о теоретических вещах. Объясните, что конкретно нужно? Есть конкретный запрос от американской стороны или по линии ООН? У нас его нет, мы его не видели. В это все и упирается.

 

-- Если Вы рассматриваете новый законопроект о санкциях как «коллизию» между США и Великобританией, то как Вы расцениваете роль Соединенного Королевства в новом санкционном пакете?

 

-- Мы видим, что идет двойная игра между США и Великобританией, которые разыгрывают политическую провокацию с «Новичком». Это очевидно. Я уже привела конкретные факты.

 

-- Будут ли какие-то последствия в форме контрмер для Великобритании?

 

-- Мы принимаем ответные действия в отношении той страны, которая принимает санкции против России. Когда Великобритания вводит санкции или санкционные меры, как, например, высылка российских дипломатов, или еще какие-то меры недружественного характера в отношении российской стороны, то мы всегда отвечаем адекватно, зеркально. Если речь идет о любой другой стране, то мы вынуждены действовать зеркально, симметрично.

 

Министерство иностранных дел Российской Федерации

Категории:  Россия - США
 
вверх