Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

И «нобель» от ЦРУ

[12.07.2018 / 17:37]

«Я вам фельдфебеля в Вольтеры дам!» – эту легендарную фразу полковника Скалозуба из бессмертной комедии «Горе от ума» сегодня, похоже, вполне можно переиначить на современный лад, поставив вместо грибоедовского полковника – американское ЦРУ. Перебор? Ничуть! Именно такую роль – хранителя культуры – отводят шпионскому ведомству США иные российские культуроведы.

 

Высокообразованная дама, искусствовед Лёля Кантор-Казовская, которая курирует художественные выставки, проводимые в Москве на деньги из российского бюджета, недавно заявила буквально следующее: «…Мне пришлось много писать о роли ЦРУ (CIA) в истории современного искусства. Чтоб вы знали, эта организация была самой культурной и intellectually sophisticated (интеллектуально изысканной) из всех государственных структур США. Благодаря ей процветал Музей Современного искусства и был создан Конгресс за свободу культуры. Позиция, занятая CIA, что нужно конкурировать и представлять свои достижения на культурном поле, а не на поле сражений – это настоящее "смягчение нравов"».

Как вам такая изящная характеристика шпионского ведомства США? Так и представляешь себе лощеных джентльменов в смокингах и белых перчатках, которые денно и нощно повсеместно пекутся о «смягчении нравов»! Но это, конечно, только в фантазиях мадам Кантор-Казовской, поскольку, как всем известно, эта «культурная государственная структура» на самом деле только тем и занимается, что готовит и совершает в других странах государственные кровавые перевороты и «цветные» революции, безжалостно устраняет неугодных политических деятелей, плетет интриги и устраивает провокации. Конечно, она не оставляла без своего внимания и сферу культуры, но отнюдь не для того, чтобы «смягчать нравы», а использовать ее и ее деятелей для совсем других задач.

Так отчего же наша Лёля вдруг решила наводить тень на плетень? Ведь речь-то идет уже не о наивной институтке, а о весьма опытной по жизни даме.

Училась она в МГУ на искусствоведческом отделении, работала в ГМИИ. Но в 1992 году эмигрировала, живет сегодня в Израиле, преподает в Иерусалимском университете, заведует там кафедрой. Доктор искусствоведения, автор книг и статей по истории итальянской архитектуры и искусства XVI-XVIII вв., занимается художественной критикой и является куратором и исследователем творчества художников нон-конформистов, устраивает выставки и т.д. и т.п. Словом, высокоинтеллектуальная, казалось бы, дама.

При этом взгляд на искусство у нее специфический, как и у всех наших либералов – в духе современных западных трендов. Эксгибиционист Петр Павленский, например, для нее – «творец», который, прибив свои причиндалы к мостовой на Красной площади и отрезав мочку собственного уха, поставил себя на один уровень с Ван-Гогом. При этом ей невдомек, что на родине Ван-Гога, куда он сбежал из России, Павленского сочли банальным психопатом и оперативно упекли за решетку.

Кантор-Казовская считает, что в России сформировался особый тип художественного авангарда, связанного с праволиберальной, а не с левой идеологией, как на Западе. По ее мнению, российская модель авангарда с праволиберальным сознанием была перенесена в художественную среду, «сконфигурированную по американской модели». «При этом иная идеологическая конфигурация делала его искусство вначале латентно политическим, а при переходе к постмодернизму и в настоящее время все более и более социальным и политическим в настоящем смысле этого слова».

Проще говоря, либералы легко перенесли искусство, сконструированное по американским рецептам, в сферу политики.

Причем, занимались всем этим, как они сами и признают, с помощью «интеллектуалов из ЦРУ» и вовсе не для «смягчения нравов».

Но главное для нас в разглагольствованиях Лёли – тут как не вспомнишь Лёлю из легендарной мелодрамы «Место встречи изменить нельзя»! – выдала, наверное, самую страшную тайну либералов. Что роль куратора и покровителя всего того, что они творят сегодня в искусстве России, играет на самом деле шпионское ведомство США. Другими словами, «коварные происки ЦРУ», которые после краха СССР его могильщики объявили выдумкой советского Агитпропа, на самом деле оказались самой что ни на есть сермяжной истиной.

Впрочем, догадаться «о роли ЦРУ в искусстве» можно было и без ее откровений. Когда, например, выяснилось, что Нобелевская премия Борису Пастернаку за роман «Доктор Живаго» была присуждена при прямом и самом непосредственном содействии американских рыцарей плаща и кинжала. В одной из рассекреченных недавно директив шпионского ведомства США за декабрь 1957 года, рекомендовалось уделить изданию книги большее значение, чем другим произведениям, которые поступят в советский блок: «Доктор Живаго» должен быть опубликован максимальным тиражом, в максимальном количестве редакций для последующего активного обсуждения мировой общественностью, а также представлен к Нобелевской премии. Что касается изданий на других языках, они должны быть поддержаны крупнейшими общественными издателями».

В результате, благодаря секретной программе ЦРУ, с 1958 по 1991 гг., в странах «Восточного блока», в рамках тайной идеологической войны Запада по разложению коммунистического строя и развала СССР, было распространено около 10 миллионов книг и периодических изданий.

Одновременно ЦРУ оказало давление на Нобелевский комитет, чтобы премия была присуждена именно роману Пастернака, т.к. его «интеллектуалы» посчитали, что эта книга помогает подрывать советские идеологические устои. 

В советские времена Пастернак ехать в Швецию получать эту премию отказался, а многих литераторов за границу попросту не пускали. Сегодня времена изменились. Многие из представителей нынешнего либерально-литературного «мэйнстрима» сами предпочитают творить за пределами России. Так, воспетый либералами чуть ли не как самый выдающийся писатель России, изготовитель популярных детективов Борис Акунин (Чхартишвили) уже давно поселился во Франции, Михаил Шишкин – в Цюрихе, Людмила Улицкая обитает где-то в Италии, Елена Чижова – в Швейцарии и т.д.

Почему? Сами они говорят, что, мол, в «путинской России» им сейчас-де «душно», мол, «режим» не позволяет свободно творить, да и народ не тот, не понимает их тонко чувствующие натуры. Но представляется, что переместились они за кордон по той простой причине, чтобы быть поближе к своим кураторам и работодателям. К так высоко ценимому ими «покровителю искусств» – ЦРУ. Словом, поближе к забугорной кормушке.

Причем, их услуги оплачиваются не только банальными «сребрениками».

Когда-то писатели и деятели культуры гордились государственными наградами своей страны. Сегодня деятели либерал-культурного «мейнстрима» до пупа увешаны орденами других государств.

Вот лишь два характерных примера. Михаил Швыдкой – бывший министр культуры РФ, автор популярного лозунга «Русский фашизм страшнее немецкого!» – удостоен ордена «За заслуги» (Франция), он же имеет Большой офицерский крест ордена «За заслуги перед Федеративной Республикой Германией», Польша наградила его Золотой медалью «За заслуги в культуре Gloria Artis», он же кавалер ордена «За заслуги перед Итальянской Республикой» и ордена Почётного легиона (Франция) и т.д. А вот список наград Екатерины Гениевой, скромного директора библиотеки иностранной литературы: Офицер ордена Британской империи, французский орден Почётного легиона, орден «За заслуги перед Федеративной Республикой Германии», литовский Крест признания, чилийский орден Габриэлы Мистраль и даже награда Рro Merito Melitensi от Мальтийского ордена.

Литературный критик Евгений Лобков отмечает, что писатели либерального круга объясняют свою антироссийскую позицию оригинальностью мышления, принадлежностью к мыслящему меньшинству, а не к «тупой быдломассе», как они именуют русский народ. Мол, они бичуют пороки, говорят горькую правду, а их обзывают антипатриотами и пр. «Но в последние годы, – пишет он, – когда жизнь обрела серьезность, представители этой литературы проявили решительность и сплоченность. Вначале они выступили на сайте «Грани.Ру» с индивидуальными текстами в поддержку сексуальных меньшинств. На вопрос пролетарского классика: «С кем вы, мастера культуры?» – они откровенно отвечают: «Мы с педерастами». Затем они единодушно устроили обструкцию «Закону Димы Яковлева», именуя его не иначе, как «закон подлецов». Хотя всем понятно, что закон этот имеет геополитический смысл. Приняв его, российские органы власти объявили войну наиболее опасной мафии – торговцам детьми. На тот же вопрос пролетарского классика мастера этой культуры ответили: «Мы с мафией торговцев детьми». На Украине победила нацистская революция, новые власти республики по приказу из-за рубежа устроили геноцид русского населения в Донбассе, и снова все «ведущие русские писатели» заявили: «Мы с бандеровцами!». В том числе и представители «второго эшелона» – М. Веллер и М. Кантор, которым долгие годы демонстрируют «независимость».

И ничего удивительного в этом нет. Ведь именно это хотели услышать от них те, кто заказывал «музыку» – представители, по определению искусствоведа Лёли Кантор-Казовской, «самой культурной из государственных организаций США» – ЦРУ.

Так что ж удивительного в том, что террориста Сенцова они называют сегодня «политзаключенным», а подозреваемого в мошенничестве режиссера Серебренникова – «жертвой режима», что во время чемпионата мира по футболу в России они желали поражения нашей сборной и открыто, как В. Познер, признавались, что болеют за команды других стран. А не успели в Англии объявить о новом отравлении, как на сайте «Эха Москвы» его борзописцы тут же тиснули заметку под заголовком «Одним "Новичком" мазаны», снова, в унисон с Западом, голословно обвиняя в этом Россию.

Похоже, все эти русофобские «мастера культуры» давно уже не просто «пятая колонна», а самый настоящий филиал ЦРУ в нашей стране. О чем уже, впрочем, их болтливые Лёли сами же порой и проговариваются.

 

Андрей Соколов

Столетие

Категории:  Враги не дремлют
 
вверх