Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Сохранить честь мундира»

[07.07.2018 / 18:52]

В Волгоградской области уже четыре года продолжается следствие и суд над бывшими сотрудниками УФСКН, которых обвинил во взяточничестве родственник наркоторговца. Сам «продавец смерти» при этом находится в международном розыске по обвинению в организации трафика героина. Следователь СК, занимавшийся делом о взятке, был осуждён за фальсификацию ключевых доказательств. Однако гособвинение продолжает настаивать на виновности наркополицейских.

В мае 2014 года руководитель отделения наркоконтроля в городе Волжском Волгоградской области Павел Степаненко задержал банду местных наркоторговцев, за которыми следил до этого в течении года. Они были арестованы и заключены в СИЗО. Трое были признаны судом виновными в торговле наркотиками. Однако главарь преступной группировки - Виктор Худяков - уже спустя десять дней после задержания неожиданно оказался на свободе. Худяков был отпущен по решению суда, якобы из-за формальных нарушений, допущенных при аресте.

«Я помню, как ночью мужу позвонили коллеги и сообщили, что Худякова, которого он ловил столько времени, отпустили, - рассказывает RT супруга наркополицейского Татьяна Степаненко. - Он побледнел, просто в шоке был. Недоумевал, как и почему из-под стражи выпустили человека, которого было так тяжело поймать».

Оказавшись на свободе, Худяков залёг на дно. Правоохранители тут же объявили его в розыск, но мужчина к тому моменту, предположительно, уже покинул страну. Однако Степаненко не оставил попыток вновь найти и задержать сбежавшего наркоторговца.

«Вскоре мужу начал названивать из Москвы брат преступника - Андрей Худяков, - вспоминает Татьяна Степаненко. - Он пытался спровоцировать Павла, говорил, что даст наводки на какого-то полицейского, контролирующего поставки наркотиков. В обмен на информацию просил мужа перестать искать брата. Павел, конечно, отказался от такой сделки».

История приняла ещё более неожиданный оборот, когда брат наркодилера написал заявление в правоохранительные органы о том, что наркополицейские Волжского вымогают у него взятку за прекращение преследования Виктора Худякова. После этого правоохранители стали проводить оперативные мероприятия в отношении Степаненко и его коллег, ловивших банду Худякова.

К обличению Степаненко был привлечён оперуполномоченный УФСКН Волгограда подполковник полиции Александр Каверин. Он рассказал RT, что был вынужден заключить сделку со следствием под давлением.

«Они требовали, чтобы я выманил Степаненко на улицу и просто положил рядом с ним пакет с деньгами - якобы передал взятку , - вспоминает в беседе с RT Каверин. - В случае отказа обещали повесить всё на меня. Я сообщил об этом нашей службе собственной безопасности, но так как делом занимались сотрудники СК, на моё обращение не отреагировали».

«Я уговаривал его встретиться. Он отказывался. Вот в итоге меня и оформили», - вспоминает он.

Кроме того, по словам Каверина, незадолго до этого Андрей Худяков сам пытался передать через него взятку для Степаненко. «С ним я был знаком по службе в органах. Он уже давно уволился и с тех пор мы не общались, - поясняет Каверин. - И тут он стал мне названивать и просить свести со Степаненко. Когда мы встретились, он пытался подбросить мне деньги в бардачок машины - взятку для Степаненко. Деньги я, конечно, вернул ему. После этой встречи меня задержали и вынудили сотрудничать со следствием».

Так и не сумев поймать Степаненко с поличным, оперативники провели у него дома обыск, когда тот был в командировке. В подвале частного дома были найдены патроны, которые, по словам Татьяны Степаненко, лежали там более 10 лет.

«Отец - охотник, ездил пристреливать ружье и нашёл в кустах. Привёз домой, положил к себе в погреб, там они и пролежал все эти годы», - пояснила женщина.

После обыска Степаненко вызвали на допрос в СК и задержали по подозрению в получении взятки, хотя сам факт получения денег так и не был зафиксирован.

Вскоре были арестованы ещё четверо наркополицейских из УФСКН по Волгоградской области: Александр Батрин, Александр Макаров, Александр Абросимов и Дмитрий Богатов.

«Степаненко просто решили утихомирить таким образом, дискредитировав заодно органы наркоконтроля и достоверность материалов уголовного дела в отношении Худякова, - считает адвокат Анатолий Алфёров, защитник Павла Степаненко. - Братья Худяковы раньше работали в правоохранительных органах, поэтому, конечно, у них есть связи и, очевидно, они смогли это устроить. Остальные полицейские просто попали под раздачу, потому что работали по делу Худякова».

Взятка или фальсификация

В итоге СК России по Волгоградской области возбудил уголовное дело в отношении наркополицейских, причастных к задержанию наркоторговцев. В зависимости от роли в преступлении им было инкриминировано получение взятки в особо крупном размере, посредничество в получении взятки, превышение должностных полномочий. Степаненко обвинили в том числе и в хранении боеприпасов.

По версии следствия, полицейские получили примерно 2 млн рублей за непроведение оперативно-разыскных мероприятий в отношении наркоторговца, а позже уже лично Степаненко якобы вымогал ещё миллион за сокрытие результатов проведения ОРМ. При этом информация о взятке, по словам адвокатов полицейских, подтверждается только показаниями свидетелей - доказательств в виде меченых купюр или банковских переводов в деле нет.

Расследованием уголовного дела занимался следователь СУ СК по Волгоградской области Арман Арутюнян. Когда дело наркополицейских дошло до суда, после очередной жалобы адвоката Степаненко уголовное дело завели уже на самого Арутюняна.

Следователю вменили фальсификацию доказательств и служебный подлог (ст. 303 и ст. 292 УК РФ).

В ноябре 2017 года суд признал Арутюняна виновным и приговорил к четырём годам лишения свободы условно. Согласно решению суда, следователь путём угроз склонил Степаненко к подписанию составленного им текста допроса, содержащего ложные сведения, сфальсифицировал акты осмотра вещественных доказательств.

По результатам изучения руководством СУ СК по Волгоградской области уголовного дела в отношении Степаненко были сделаны выводы об отсутствии совокупности доказательств, подтверждающих его вину. В ходе служебной проверки выяснилось, что следователь Арутюнян угрожал Степаненко, склоняя его к даче выгодных для обвинения показаний.

Связаться с Арутюняном RT не удалось.

Однако даже после того, как ключевые доказательства вины нарокополицейских были признаны сфальсифицированными, обвинения с бывших правоохранителей сняты не были.

По делу Степаненко в Тракторозаводском районном суде прошло уже больше сотни заседаний. После жалобы защиты в ЕСПЧ на превышение сроков содержания под стражей слушания стали проводиться почти каждый день.

«В таком темпе ни защита, ни подсудимые не могут нормально готовиться к заседаниям - даже на отдых времени нет. Сейчас меня вообще вынудили выйти из дела, не участвовать номинально в процессе. Иначе просто не давали бы знакомиться с протоколами, представлять доказательства», - говорит защитник.

Степаненко был назначен бесплатный адвокат. «Он за три дня якобы ознакомился со всеми материалами уголовного дела и протоколами заседаний, а это 60 томов, - поясняет Алфёров. - Это физически невозможно изучить за такой срок. В итоге Степаненко заявил отвод адвоката, но судья его не удовлетворил».

Слова вместо денег 

Защита Степаненко уверена, что рассмотрение дела должно быть прекращено, а обвинения с экс-полицейского - сняты.

«Сам факт осуждения следователя Арутюняна, конечно, не является причиной для прекращения дела, - поясняет Алфёров. - Но с учётом того, в чём его признали виновным, прокуратура должна была отказаться от обвинения по ст. 237 УПК». В этом деле сфальсифицированы и другие доказательства. Например, мы провели в Москве экспертизу аудиофайлов с беседами Степаненко с другими фигурантами дела. Экспертиза показала, что все записи монтировались и редактировались. Фразы на этих записях выдернуты из контекста. Эксперты давали показания на суде. Свою же экспертизу суд проводить отказался».

Кроме того, по словам собеседника, реальных доказательств факта получения Степаненко взятки в деле нет.

«Факта передачи денег нет, как нет и самих денег - только слова лжесвидетелей, подделанные протоколы, полученные под давлением показания», - поясняет защитник.

Алфёров уверяет, что у обвинения нет доказательств и по остальным эпизодам, инкриминируемым наркополицейскому, - о превышении должностных полномочий и незаконной прослушке телефонных переговоров преступников, а также хранении боеприпасов.

«При этом судебный процесс ведётся с явным обвинительным уклоном, - говорит он. - Нами было заявлено уже более 200 ходатайств. Их даже не рассматривают. Неоспоримые доказательства, которые мы представляем, суд оставляет без внимания. Так, Степаненко обвиняют в получении взятки за непроведение ОРМ. Мы, в свою очередь, предоставляем суду документы, из которых следует, что было проведено 12 мероприятий: прослушка телефона и контроль почтовых сообщений, внедрение, наблюдение - всё, что позволяет закон. Но суд считает, что это к делу отношения не имеет».

«В итоге наркоторговец остался на свободе, а наркополицейские, изобличившие банду, уже четыре года сидят в СИЗО», - резюмирует Алфёров.

Остальные фигуранты дела вину также не признают. Так, защитник Богатова Антон Сычугов в беседе с RT отмечает, что ключевое доказательство вины его подзащитного - показания потерпевшего Худякова. «Он до сих пор не допрошен. По повесткам в суд не является и найти его не могут. Ещё одно доказательство - те самые аудиозаписи, которые признаны независимой экспертизой неоригинальными. Кому принадлежат голоса, следствие не устанавливало. Фразы на записи двусмысленные. При этом лингвистическую экспертизу СК также не проводил. Мы провели свою, и эксперты установили, что того смысла, о котором говорит гособвинение, в этих разговорах нет».

Адвокат Батрина Андрей Коршунов также говорит, что его клиент отрицает предъявленные ему обвинения. «Запись смонтирована, но даже в таком виде на ней ничего, кроме намеков, нет. Деньги у моего подзащитного не изымались. Других доказательств просто нет», - говорит RT Коршунов.

В пресс-службе прокуратуры Волгоградской области RT пояснили, что несмотря на то, что некоторые доказательства действительно были признаны сфальсифицированными и исключены впоследствии из материалов дела, у гособвинения есть и другие свидетельства вины наркополицейских. Какие именно - в надзорном ведомстве не уточнили.

Автоматические жалобы

Тем временем защита Степаненко и его супруга уже несколько лет продолжают жаловаться на незаконность преследования бывшего полицейского.

«Мы несколько раз жаловались и в Генпрокуратуру. Не меньше десяти жалоб отправили. Отвечают, что поскольку дело в суде, то права вмешиваться не имеют, или спускают обращение в региональную прокуратуру, на которую мы и жалуемся, - говорит Алфёров. - Даже ездили на приём в аппарат президента - всё без толку. Сам Степаненко не надеется на справедливый суд в Волгограде. Он уверен, что будет обвинительный приговор, а срок назначат запредельный. Безусловно, мы обжалуем решение в Верховном суде и, если придётся, в Европейском».

Татьяна Степаненко регулярно выкладывает в сеть видеообращения к чиновникам, проводит митинги и пикеты в поддержку супруга и его коллег, оказавшихся на скамье подсудимых.

«Уже давно не рассчитываем на жалобы, что обратят внимание, - пишем их автоматически, чтобы нам потом не сказали, что мы не протестовали, - говорит Татьяна Степаненко. - Всё обвинение строится либо на поддельных доказательствах, либо на домыслах. Стали бы мужа столько лет держать в СИЗО, если бы были хоть какие-то реальные доказательства его вины?»

Каверин, который, в отличие от других обвиняемых, был осуждён и уже вышел на свободу по УДО, также пытается добиться справедливости.

«Я подаю жалобы в прокуратуру с требованием привлечь следователя Арутюняна ещё по одному эпизоду - за подделку акта оперативного эксперимента. В ходе расследования документ был один, а на суде - уже совсем другой, с поддельными подписями и разными другими нестыковками, - говорит он. - Пока всё безрезультатно».

В Генпркоуратуре запрос RT переадресовали в прокуратуру Волгоградской области.

В пресс-службе региональной прокуратуры RT заявили, что отреагировали на все обращения адвокатов и родственников бывших полицейских.

«Анализ обращений родственников и представителей подсудимых показал, что приводимые ими доводы противоречат материалам уголовного дела», - заявили RT в пресс-службе прокуратуры Волгоградской области.

«Тут налицо сложившаяся практика рассмотрения дел с обвинительным уклоном, - комментирует RT ситуацию адвокат Владимир Жеребёнков. - Неудивительно, что прокуратура не ходатайствует о прекращении преследования полицейских. Они же до этого утверждали обвинительное заключение, направляли дело в суд. Теперь им не с руки прекращать его - надо сохранить честь мундира. Скорее всего, полицейские будут осуждены. Получат сроки и сразу выйдут на свободу, потому что уже отсидят к этому моменту своё в СИЗО».

Трафик из Москвы

Тем временем банда накроторговцев, которых ловил Степаненко с коллегами, могла продолжить преступную деятельность, несмотря на то что трое её членов были осуждены. Как отмечает Алфёров, преступники возили героин в Волжский из Москвы и Астрахани и торговали им, делая так называемые закладки.

«Система конспирации была очень серьёзная - редкий случай, - говорит он. - В 2015 году были осуждены трое местных жителей - координатор, закладчик и кладовщик. Но выявить успели не всех, а главный организатор - Худяков - и вовсе остался на свободе. Таким бизнесом можно запросто управлять из любой точки мира. К тому же канал поставок ликвидирован не был, насколько мне известно».

 

Даниил Ломакин

Russian today

Категории:  Есть такая беда
 
вверх